1.02.2019

 

Можно сколько угодно спорить о приоритете свободы воли или первородстве фатальной необходимости — человечество забавляется этими играми не одно тысячелетие, но безусловно утверждение, что каждый наш поступок предполагает выбор. Независимо от того, является ли реальность, в которой мы живем, лучшей или худшей из всехвероятных, ни одна из них  не предоставляет гарантии, но дает возможности. Наверное, наша жизнь состоит из множества шансов, и каждый раз, выбирая какой-либо из них, мы совершаем поступки от самых пустяковых, казалось бы, до судьбоносных. Хотя кто проведет грань, отделяющую значимость от  незначительности? «Эффект бабочки» Рея Бредбери напоминает о жесткой и безусловной связи всех наших поступков в бесконечном временном пространстве.  Поэтому вопрос «как не ошибиться?», с одной стороны, правомерен, а с другой — алогичен. Кто  знает, какая была бы реальность в результате  другого выбора, нам ведь не дано проиграть хотя бы пару вариантов, отталкиваясь от одной ситуации. Сделав выбор, мы идем по данному маршруту, не имея возможности подглядеть, а что было бы, если бы выбрали другой? На подходе извечный вопрос, стоящий гамлетовского: «Что делать?» Ответ не менее извечен, а, может, потому и верен: «Жить». Тысячу раз прав Ницше, напоминая, что «смерть — это невозможность дальнейшего выбора». Значит, пока мы выбираем — мы живем. И как бы ни мучителен порой был выбор, его существование есть доказательство нашей свободы воли и права на отличие от других себе подобных или не подобных в мире природы.

Лара Лычагина

Главный редактор

Читать далее
Новости