Колумнисты Галереи Кредо Проза жизни События The World Мировые чтения Новости

Вместе

До лучшего мира не дойти в одиночку, не заставить и общество работать на лучший для конкретного человека мир. Человечество обязательно найдет путь к идеалу, когда поймет, что он складывается из благодеяний единиц по отношению к целому —к семье, стране, Земле. Как часто мы думаем: «Я всего лишь маленькая часть Вселенной, что я могу изменить в ней?». Наш постоянный колумнист, финансист, соучредитель благотворительного фонда «Друзья», Ян Яновский — о своей мотивации двигаться

континент Ян Яновский

До лучшего мира не дойти в одиночку, не заставить и общество работать на лучший для конкретного человека мир. Человечество обязательно найдет путь к идеалу, когда поймет, что он складывается из благодеяний единиц по отношению к целому —к семье, стране, Земле. Как часто мы думаем: «Я всего лишь маленькая часть Вселенной, что я могу изменить в ней?». Наш постоянный колумнист, финансист, соучредитель благотворительного фонда «Друзья», Ян Яновский — о своей мотивации двигаться по направлению к утопии.

 

Совершенного мира не существует, потому что он для каждого субъективен — это отражение амбиций человека, его страхов, комплексов, образования. Мне кажется, важно не то, какая картинка идеальна для меня или для вас, а важен вектор. Всего изменить мы не можем. Но важно, чтобы все договорились и осознали, что движутся в одном направлении. Даже если у нас разные итоговые картинки мира. У лодки не может быть попутного ветра, если у нее нет цели.

Мне хочется, чтобы я оставил этот мир в лучшем состоянии, чем я получил его от своих родителей. Любой человек идет по пути наименьшего сопротивления, и я, как любой человек, пытаюсь понять, где мои усилия принесут максимальный КПД. В индустрии благотворительности я во многом именно из-за этого. Можно менять мир в лучшую сторону по-разному, но я, например, не ученый, и не могу сделать многое в области знания, не врачи не могу победить болезнь, ноу меня есть то,  что именно я могу в благотворительности.

Как экономисту, мне близки идеи Адама Смита, Роберто Рикардо и теория абсолютных преимуществ — каждый должен заниматься тем, в чем он эксперт или, как минимум, лучше, чем другие. Профессионализм для меня является залогом успеха. В индустрию благотворительности люди обычно приходят из-за эмоций: потеря близкого, неизлечимая болезнь. Эмоция «помочь», эмоция «забыться»... К сожалению, эмоция дает мотивацию, но не дает эффективность. Главной мой подход к благотворительности — это осознание ее как профессии. В этой индустрии очень мало профессионалов: благотворительности нигде не обучают. Поэтому фонд «Друзья» с нуля создает образовательный модуль, который позволяет человеку вне благотворительной индустрии разобраться, что это такое и как профессионально к ней подойти, а людям из индустрии — увеличить свою эффективность.

                    

Мы видим пример фонда «Вера». Когда мы начали им заниматься, команда была очень хорошая, но ее эффективность — и по сбору средств, и по функционированию, и по работе с донорами, и по внутренним процедурам и процессам — оставляла желать лучшего. Утопия благотворительности? Нет, не утопия. Сейчас этот благотворительный фонд входит в тройку лучших в России. Это успех, что в фонд пришли профессионалы с компетенциями, необходимыми для развития организации. Утопия стала реальностью в рамках отдельно взятого фонда.

Раньше о том, чем занимается фонд «Вера», общество не хотело говорить. Люди вообще стараются оградиться от концепции смерти и всего, что с этим связано. Я в том числе. Входя в правление фонда, я использовал каждый возможный предлог, чтобы не прийти первый раз в хоспис. У меня ушло больше года на внутреннюю работу, диалог с собой, чтобы набраться сил и зайти туда в первый раз. Это очень сложный был для меня шаг. Прошли годы, общество проделало огромный путь, тема паллиативной помощи уже не табу, а уровень вовлеченности людей принципиально иной. Нам звонят: хотим помочь! Как помочь? Чем помочь?

Помогать можно по-разному, и сегодня мы нашли еще один способ. Есть профессионал в маркетинге, юриспруденции или например медиа, и он хочет быть волонтером в благотворительном фонде, но он не готов мыть полы в хосписе, он готов заниматься волонтерством в контексте своего профессионального навыка. Фонд «Друзья» запускает проект ProСharity — платформу, где профессионал, малый или даже большой бизнес смогут сделать пожертвование в виде экспертного времени в различных областях, а мы установим связь между этим временем и запросами благотворительных фондов на нашей платформе, создадим команду, проследим за выполнением работы. Есть еще такая проблема: ты помогаешь фонду, что-то делаешь, а спасибо тебе не говорят. Деньги получены, помощь оказана, и все, данность уже включилась. Мы хотим, чтобы каждый, кто будет на платформе, получал благодарность. И наши партнеры будут разными способами говорить «спасибо» каждому, кто потратит с нами свое драгоценное время.

Моя утопическая идея состоит в том, чтобы через несколько лет IT-компания в Индии через нашу платформу определенным образом помогала бы решить задачу благотворительного фонда в России, а компания российская помогала бы фонду в Египте или Австралии и так далее. Мы хотим стереть границы между странами в индустрии благотворительности. Я уверен, что мы можем это сделать. Главное, чтобы общества разных стран двигались в одном направлении с нами.

Я однажды готовился к экзамену, в котором есть часть, где нужно писать эссе. У меня в жизни было столько экзаменов, но я почему-то запомнил тему именно этого теста — часто к ней возвращаюсь внутри себя, обсуждаю еще раз. Вопрос был такой: почему в школах детей учат, чем одна нация отличается от другой, а не учат тому, что у этих наций общего? Мне кажется, что важно как раз общее. И это общее — то, что позволит нам найти вектор для движения к утопическому обществу.

Когда меня спрашивают, в чем цель фонда «Друзья», я отвечаю, что цель в том, чтобы фонд не был больше нужен. Сложно ожидать, что общество сможет само решить все свои проблемы, потому что их очень много. Но совершенное общество — то, которое способно к этому приблизиться, не обременяя при этом одну группу людей больше, чем другую. Граждане Америки, которые платят налоги, проживая последние тридцать или пятьдесят лет вне страны — для меня это не идеальная картинка мира. Кажется, они несут бремя за каких-то других людей. В идеальном обществе каждый должен не что-то сделать просто так, а должен быть замотивирован что-то сделать. Это не про сознательность — это про мотивацию.

Проведу параллель. Любой сотрудник, который работает у меня в компании, сознательно делает это выбор. Но моя задача, моя ответственность — его правильно замотивировать. Я должен найти тот ключ, который даст ему возможность раскрыться и показать свой лучший результат. Думаю, что роль государства — быть не полицейским обществом, а быть тем самым мотиватором — мотивировать общество и каждого из нас делать посильный вклад в его развитие. Это и есть моя утопия. Любой имеет возможность сделать для общества благо, но не делает. И не потому что не хочет или не может сделать, а потому что не верит, что от этого будет результат. Мы демотивированы. Если подумать, то очень просто сказать безработному: на тебе деньги. А попробуйте найти такой ключ, который щелкнет что-то внутри этого человека, и приставка «без» отвалится. Попробуйте.