Колумнисты Галереи Кредо Проза жизни События The World Мировые чтения Новости

Под знаком единорога

О том, что географические пространства и различные менталитеты не делают нас другими. И «ничто не сближает людей, разрушая стены и преодолевая барьеры непонимания, как кино», — в этом твердо уверен Филип Перкон

страна Филип Перкон

О кино можно спорить, говоря, что оно умирает или возрождается. О нем можно забыть в лихорадке будней, но все равно подступит минута, когда еще раз понимаешь, что кино — лучшее из зрелищ вот уже вторую сотню лет. Пришельцы в московском Бирюлево как попытка напомнить о том, что любовь и толерантность сильнее безумия шовинизма в «Притяжении» Бондарчука. Или история о семейном аде людей, забывших про любовь в картине Зуевой «Близкие»… «Теснота», «Гупёшка», «Матильда — такие разные взгляды на нас и на мир. Они похожи в одном: каждый фильм стремится напомнить нам о том, что быть человеком — сложно и прекрасно. А еще о том, что географические пространства и различные менталитеты не делают нас другими. И «ничто не сближает людей, разрушая стены и преодолевая барьеры непонимания, как кино», — в этом твердо уверен Филип Перкон, генеральный продюсер и основатель кинонедели Russian Film Week в Великобритании.

 

Есть стереотипы о России в сознании иностранцев. «Эти русские» всегда привлекали изгибами своей загадочной славянской души. Сегодня у многих появляется желание проверить: а так ли это? Один из лучших способов понять — искусство кино.

Russian Film Week — платформа, где можно увидеть самые интересные за последний год фильмы не только из России, но и о России. Здесь заканчивается политика и начинается творческое обсуждение. Мой диалог с самой большой на нашей планете страной начался, когда я подростком ступил на землю, взрастившую моих родителей.

В России я не жил никогда. Мои родители русские, однажды переехавшие из Санкт-Петербурга в Стокгольм. Иногда приезжал к бабушке и дедушке, но родился и вырос в Швеции, учился в Великобритании. Я — соотечественник, который жил за рубежом. Однако Россия уже в период отрочества стала мне очень интересна. Моя историческая родина… Эта страна мне всегда казалась необычной, непохожей ни на одну страну мира. О ней многое рассказывали родители, я смотрел разные российские фильмы, читал русские книги, но первый раз я приехал в Москву только лет в семнадцать. Именно тогда во мне проснулся интерес к культуре России, к ее истории, истории самодержавной России и СССР.

Это было импульсом к созданию в Лондонской школе экономики, где я учился, «Russian Business Week» — самого большого российского форума и дискуссионного клуба в академическом, университетском мире. Туда приезжали предприниматели, ученые, высокопоставленные чиновники, все, кто работал с Россией или кому Россия интересна. Рассказывали студентам и молодежи, что происходит в этой стране на самом деле. Этот и все мои последующие проекты связаны с Россией по перекрестному принципу, через связи с другими странами: Россия-Англия, Россия-США и так далее. Почему это важно? Я верю, что через культуру можно «строить мосты». Как между отдельными людьми, так и между целыми нациями. Во всем, что мы с моим коллективом делаем, нас поддерживают и российские организации, и зарубежные. В Лондоне для Russian Film Week нам предоставляют кинотеатры и другие различные площадки, министерство культуры России выделило средства. Мы видим, что наш фестиваль, наше кино — искусство — объединяют людей. В других сферах жизни этого не происходит по причине сложных политических отношений между странами. Мой проект о российском кинематографе — еще один «мост».

Прошлый год в России был официально назван Годом кино. Появилась инициатива: показать российские фильмы в Лондоне. Это переросло в идею создать целый фестиваль, с премией для российских и иностранных фильмов о России и с очень солидным интернациональным жюри. Позже добавились мастер-классы, выставочная программа — мы хотели показать не только кино, но и российскую кинокультуру. В этом году Russian Film Week уже проходит в нескольких городах Великобритании.


Это было импульсом к созданию в Лондонской школе экономики, где я учился, «Russian Business Week» — самого большого российского форума и дискуссионного клуба в академическом, университетском мире.


 

Параллельно с кинопоказами, которые проводятся для широкой зрительской аудитории, существует и наша премия «Золотой единорог». Это выборка самого лучшего из того, что мы взяли для своей кинонедели. Почему такое название? Единорог — мифическое животное, которое является только избранным людям. Для награды это прекрасный образ. Кроме того, символы Великобритании — лев и единорог, они изображены на гербе страны. Что менее известно, единорог был символом Руси при Иване Грозном, присутствовал на официальной печати царя. Оттиски печати сохранились, и они золотые. Как и наши статуэтки для лауреатов премии.

К выбору победителей у нас свой подход. Есть жюри интернациональное, которое оценивает российские фильмы, и есть русское жюри, которое смотрит зарубежные фильмы о России. Взгляд разных людей, работающих в различных областях, но так или иначе связанных с кино. Чтобы не узкоспециальной точки зрения. Нам представляется, что интернациональным кинематографистам должно быть интересно, как российское общество воспринимает фильмы о России, снятые в других странах. Мы хотели бы эту нашу подборку зарубежных фильмов показать и российскому зрителю.

Это прекрасно, что есть российские картины, которые попадают на Каннский или Венецианский кинофестивали, но это от силы несколько фильмов в год, и они не отражают в полной мере киноиндустрию страны. Для этого мы и распахиваем шире окно в российскую культуру кино. Хочется, чтобы через некоторое время кинонеделя Russian Film Week стала самой уважаемой в мире площадкой для демонстрации фильмов, снятых в России, и фильмов зарубежных — о России.

И знаете, не такой уж утопической мне кажется эта мечта.

Новый миф мира континент Александр и Николь Гратовски

Есть определение, согласно которому разум— это способность использовать силы мира без его разрушения. И это, увы, не о нас. Но о тех, кто рядом с нами и кто нас «снит». То есть видит сон о нас. Наяву.

Мечта на плаву город Михаил Шорин

Станислав Ежи Лец как-то с горечью проронил: «Люди одиноки, потому что вместо мостов они строят стены». Но, кажется, есть человек, понявший, что любую стену одиночества, скуки или равнодушия, может разрушить корабль, который построил сам. Потому что утопии превращаются в исполненную мечту, стоит только сказать себе: «Это мое счастье, и радостно жить, если я его сотворю».

Сила момента «Сейчас» город Ксения Наумова

Со времен Гомера изменилось ничтожно мало: все эти века великие литературные произведения были посвящены не утопии, а ее поиску.