Колумнисты Галереи Кредо Проза жизни События The World Мировые чтения Новости

Острова обетованные

Убежать от безумия информационных зеркал цивилизации, вернуться на неделю в колыбель человечества, чтобы обрести подлинного себя, — что может быть заманчивее? Аделино Да Коста рассказывает о концептах фитнес-бутика и эко-оздоровления.

континент Аделино Да Коста

Человек, который изобрел новый формат в фитнесе, преступно мало известный русскоязычному миру, Аделино Да Коста рассказал нам о том, как появился на свет концепт фитнес-бутика и о первых шагах концепта эко-оздоровления, который он сейчас создает в Гвинея-Бисау. Убежать от безумия информационных зеркал цивилизации, вернуться на неделю в колыбель человечества, чтобы обрести подлинного себя, — что может быть заманчивее?

Свой первый боксерский зал я открыл на Мэдисон-авеню, хотя все наперебой твердили мне, что это неподходящее место, и предсказывали полный провал моей затее. Богатые, благополучные, любящие комфорт обитатели Мэдисон, которые никогда не потели, презирали насилие и драку, — вот те люди, которые должны были стать моими клиентами.

Мои накопления за годы жизни в Нью-Йорке, пока я работал в ресторане и занимался профессиональным боксом, позволили мне арендовать небольшое помещение в 150 квадратных футов. Это был подвал, где складировали всякий мусор. Даже владельцы этого подвала были уверены, что такое помещение не может приносить хоть какую-то прибыль, и поэтому согласились снизить арендную плату до минимума.

И когда контракт был подписан, я вошел туда и сказал себе: «Хорошо, это не 3000 квадратных футов, необходимые, как все думают, для открытия зала, это всего 150 футов. Мой зал не будет большим. Если я буду работать по 14 часов в сутки и смогу оплачивать арендную плату, то потом заработаю денег и для себя».

Я был новичком в бизнесе, я никогда не ходил в бизнес-школу, не учился в Гарварде. Я родился в Африке, на острове Джета, затем жил с родителями в Португалии, где стал чемпионом в профессиональной лиге бокса, затем бросил себе вызов, перебравшись в Нью-Йорк, где нашел работу посудомойщика в ресторане и одновременно тренировался в Глисон Джим, легендарном зале, куда ходили все борцы, такие как Майк Тайсон, Мохаммед Али, Флойд Мейвезер, Джуда Заб. Работа в ресторане заканчивалась в час ночи, а в  семь утра я уже был на тренировке. В таком ритме я прожил 3 или 4 года: ресторан — мытье посуды — тренировки — работа — ресторан…

В 2002 году я принял участие в американском национальном турнире по профессиональному боксу «Золотые Перчатки», где отбираются борцы на Олимпиаду. Я прошел в финал, но проиграл в четвертьфинале.

Я слишком поздно попал в Америку, чтобы сделать здесь карьеру в боксе. Мне было 27 лет, а этим нужно начинать заниматься с очень раннего возраста. Это то, что требуют промоутеры и все деловые люди. И тогда я решил искать свой собственный путь.

В 2005 году, когда боксом занимались в основном дети из средних и низших слоев общества, я открыл зал Мэдисон-авеню. В моем бизнес-плане был только я и моя решимость добиться успеха. А еще в нем была идея: прожив в Америке все эти годы, я понял, что необходимо богатым и знаменитым, тем, кто живет в постоянной гонке за успехом, в постоянном стрессе и напряжении. Я создал место, где можно «выпустить пар».

Так появился первый спортивный бутик, открытый тренажерный зал на 15 сотнях квадратных футов вместо 3000. Он был очень маленький, но прекрасно оформлен, как будто посреди Мэдисон возник кусочек Африки, с хорошим и красивым полом.

Когда человек приходит в «PUNCH», он окружен заботой, все подстраивается под его ритм, под его задачи и настроение, чтобы после выхода из зала оставалось лишь ощущение: «как же было хорошо». Вся физическая нагрузка, все тренировки и обучение были и есть на втором плане! На первом месте для нас всегда ваша улыбка, ваш комфорт, ваше ощущение гармонии с самим собой. Ведь только когда вы находитесь в таком состоянии, все физические упражнения делают вас сильнее, у вас прибавляется энергии и уверенности.

 


 

— Среди толпы мы не замечаем сами себя, но внутри каждого из нас есть сила для развития, для воссоединения с природой, из которой мы вышли>.


 

На первых порах мне действительно приходилось работать по 12 – 14 часов, но вскоре я уже мог не только покрывать аренду, но и нанять первых сотрудников. Произошло то, во что никто не верил, — капризная и пресыщенная публика Мэдисон-авеню полюбила нас.

И вот так наш концепт обрел жизнь. Когда выяснилось, что многие из наших клиентов перебираются на лето в Хэмптон, мы открылись и в Хэмптоне, и тоже успешно. После Хэмптона мы открыли клубы на 5-ой Авеню, на 77-ой, в отеле «Марк».

В 2006 – 2007 годах в Нью-Йорке не было небольших тренажерных залов, только большие. Люди не имели представления о том, что можно пойти в какое-нибудь небольшое и уютное место, где можно пообщаться, где на тебя будут обращать внимание, будут с тобой заниматься и ты почувствуешь себя в кругу семьи. С таким концептом открылся зал в отеле «Марк», а также в Гринвидж Кэнери Кэб, в Западном Центральном Парке в Харлеме, после того как  Президент Бил Клинтон открыл там свой офис, и это место стало преображаться на глазах.

В кризисный 2008 год, когда люди не знали, что делать, я решил вернуться в Африку. Я повидался со всеми близкими и родственниками, посетил родные края на острове Джета. И Африка предстала передо мной как очередная возможность.

Гвинея-Бисау сохранила свою естественную красоту и традиционный уклад жизни. И то, что еще двадцать лет назад могло быть лишь доказательством отсталости, сегодня превратилось в огромное преимущество и ресурс для развития. Уникальная нетронутая природа, из 88 островов Гвинеи заселены лишь 13, и все это в нескольких часах перелета из Европы.

Я отправился изучать эти территории, защищенные ЮНЕСКО, а также находящиеся под протекцией Института Биоразнообразия (ИБАБ). И я начал привозить своих нью-йоркских клиентов сюда, на острова.

В 2010 году, я организовал спортивные сборы и привез сюда 4-х человек. У меня возникла идея организовать лагерь на лоне нетронутой природы, для тех, кто погряз в урбанизме. Для людей, которые располагают свободным временем, минимум на 5 дней. Распорядок дня был организован следующим образом: тренировка после здорового завтрака, затем перерыв на небольшой отдых, обед, опять тренировка, затем массаж и время для медитаций. В наше время стрессов, снотворного, стимуляторов и ежедневной спешки я предоставил людям возможность избавиться от всего этого.

Когда у меня получилось с группой из 4 человек, я стал готовить программу для группы из 10 человек.

Причина, по которой я занимаюсь этим делом, — это то, что для меня важно, после всех тренировок, поездок, обучения, среди шума улиц, увидеть улыбку на лице человека, понять, что он нашел гармонию с самим собой, и я помог ему в этом. И для меня это не только успех в бизнесе, но и личный успех. Очень часто, находясь среди толпы, мы не замечаем сами себя. Внутри каждого из нас есть место и сила для развития, наши сердца способны воссоединиться с природой, из которой мы вышли, и о чем мы постоянно забываем.

Вот почему я называю «Панч» не способом борьбы, а возможностью прорыва к самому себе.

Для меня счастье, когда люди приходят ко мне с огромным багажом, а уходят с легким сердцем и в приподнятом настроении.

Главное мое отражение - театр город Дмитрий Бертман

Когда попадаешь в театр «Геликон Опера», которому в этом году всего 27 лет и которым руководит основатель, оказываешься в зазеркалье привычных представлений, потому что Дмитрию Бертману удалось вернуть опере легкость, азарт, молодость.

Её Высочество континент Шейха Дейя бинт Ибрагим Аль Халифа

О тонкой и сложной ткани восприятия мира, о том, как важно каждый день прикладывать усилия к тому, чтобы научиться понимать друг друга, колонка одной из самых влиятельных женщин мира. Её Высочество Шейха Дейя бинт Ибрагим Аль Халифа предоставила журналу The World уникальную возможность опубликовать этот текст.

Счастье не в том, что ты хочешь, а в том, что тебе нужно город Ксения Наумова

«Желай», — шепчет реклама, — «желай большего, ведь только в исполнении желаний смысл жизни». Коуч и психоаналитик Ксения Наумова сталкивается в своей работе с навязанными моделями счастья и предубеждениями каждый день.