Колумнисты Галереи Кредо Проза жизни События The World Мировые чтения Новости

Сила момента «Сейчас»

Со времен Гомера изменилось ничтожно мало: все эти века великие литературные произведения были посвящены не утопии, а ее поиску.

город Ксения Наумова

Со времен Гомера изменилось ничтожно мало: все эти века великие литературные произведения были посвящены не утопии, а ее поиску. Из рассказа о счастливой жизни Одиссея и Пенелопы получился бы банальный роман, не более, но из его долгой дороги к возлюбленной — одно из величайших произведений, написанных человеком. Все мы ищем свою утопию, но, если разложить понятия идеального на молекулы, получится огромный райдер, бесконечный список ожиданий. Мелкое сито, через которое мы пытаемся смотреть в светлое будущее, пропуская настоящее. Коуч и психоаналитик Ксения Наумова о том, как в погоне за «завтра» не пропустить «сегодня».

В стране опять подъем феминизма. Такого не было уже полвека, и в последние лет пять опять началось. Наши женщины, они же как? «Надо, чтобы мой мужчина был лучшим, но не лучше, чем я». И мужчина вторит: «Надо, чтобы моя женщина была самой крутой, но со мной в конкуренцию не вступала». И вот они ходят вокруг и друг друга не видят, потому что у обоих огромное количество требований. Это раньше мы хотели, чтобы «Он» был условно «умный, богатый и красивый». А сейчас нужно, чтобы был конкретно в этом возрасте, с таким цветом глаз, с такой работой, с вот этим уровнем дохода — нужное подчеркнуть. А если хотя бы один параметр не подходит, все, сразу человек выпадает.


Это все напоминает «фильтры» на сайтах-поисковиках чего угодно. Берем одновременно условный сайт «Циан», где мы ищем квартиры, «Тиндер», где мы ищем, с кем сходить на свидание, «Букинг», где мы выбираем отели. Принцип один: ты выставляешь свои фильтры для поиска, а дальше уже смотришь на картинку, если тебе картинка не понравилась, ты даже не будешь читать содержание. Но с людьми так не работает. Вместо того чтобы заглянуть дальше заглавной картинки, хотя бы дать себе возможность с ним познакомиться, или, не знаю, на второе свидание сходить, мы сразу «свайпим влево», думая, что ну уж следующая «картинка» точно будет той самой мечтой. Месяцы идут, годы проходят, а мы все продолжаем искать эту бесконечную утопию, которая никоим образом к нам не приближается. Мы думаем, что в этой утопии наша свобода, что, «когда я именно этого человека найду, когда я вот в этом месте буду жить, тогда я наконец буду счастлив». А получается, что вместо того, чтобы чувствовать счастье и радость, мы испытываем огромное количество негативных эмоций и расстройств из-за того, что сейчас того, что мы хотим, — нет. Мы становимся рабами собственной утопии. И мы стоим на месте. Платформа 9 и 3∕4. Ждем нужного поезда, пропуская все проходящие мимо, и не путешествуем. Стоим на перроне, как в «Гарри Поттере», ждем самого сказочного поезда, который на самом деле не приедет, потому что «Гарри Поттер» — это сказка.


Самое страшное, что из-за нашего сумасшедшего перфекционизма, который нас в итоге и тянет на дно, мы не прощаем ошибок ни другим ни себе. А вот здесь и начинается форменное садо-мазо: мы ругаем себя за то, что не достигли того идеала, к которому шли. Хотя из-за всех требований, которые мы накладываем на то самое прекрасное, оно становится попросту недостижимым — Сизиф никогда не закончит свой труд.

Есть один пример, который меня потряс. Женщина работала на должности юридического директора в одной из крупных телекоммуникационных компаний. К тридцати годам у нее было все: сумасшедшая должность и зарплата, жила она в квартире в центре Москвы. Номинально все было хорошо. Она страдала только от того, что никак не могла разобраться с личной жизнью, но мужчин выбирала всегда таких, с которыми была несчастна. Она выбирала сильнее. И страдала от того, что они страшные садисты, мучают ее, подавляют. Как-то она полетела на Бали, заниматься серфингом, познакомилась там с инструктором по серфингу. Он оказался прекрасным айтишником из Германии, начался дикий роман. Потом она вернулась в Москву, и какое-то время у них были отношения на расстоянии. В итоге она вышла замуж и переехала в Индонезию. Как?! Как ты могла в тридцать два года бросить карьеру, поехать туда, в деревню, в Индонезию?!

Через пять лет картина: муж-выпускник крупного IT-института в Германии, прекрасная семья, европейское гражданство, все отлично с финансами, у нее замечательный, красивый голубоглазый сын-блондин, который разговаривает уже на двух языках в свои четыре года. А вот телекоммуникационные компании, на которые она успешно работала раньше, решили взять ее как экспата в Германию.

Все сложилось. Ее переломный момент произошел, когда она разрешила себе поддаться слабости — начала встречаться с этим «мальчиком». Она устала. Она убрала стереотипы, стерла претензии и шаблоны.

Основная проблема наша в том, что мы сосредотачиваемся на недостаточности и негативе: вот это плохо, вот здесь мало, здесь коротенькое, вот здесь дохленькое, вот здесь серенькое, а хотелось красненькое. Потому что невозможно создать что-то позитивное, если видишь только минусы. И я верю в то, что Вселенная отражает наш посыл. Хотя, как психоаналитик, не должна такого вообще говорить. Секрет в чем? В том, чтобы в моменте «Сейчас» найти те вещи, которым можно по-человечески порадоваться, идти векторами жизни, которые вдохновляют, и дать наконец себе право на ошибки.

 

 

Новый миф мира континент Александр и Николь Гратовски

Есть определение, согласно которому разум— это способность использовать силы мира без его разрушения. И это, увы, не о нас. Но о тех, кто рядом с нами и кто нас «снит». То есть видит сон о нас. Наяву.

Возвращение в Отель континент Сэр Рокко Форте

Если верить святому Франциску и американскому сатирику, а каждый из них знал толк в чудесах и отелях, то сэр Рокко Форте, создатель сети Rocco Forte Hotels, легко и профессионально составляет рецепт преображения просто приличной гостиницы в идеальный отель, в котором хочется жить и быть счастливым.

Бег к будущему континент Рубен Варданян

Человек, чья мечта не менялась никогда, всегда хотел изменить жизнь не только свою, но и людей вокруг себя к лучшему. И, судя по всему, он знает, что путь от мышления вчерашнего к мышлению будущего — «игра в долгую». Об этом и многом другом Рубен Варданян, социальный инвестор и предприниматель.