Колумнисты Галереи Кредо Проза жизни События The World Мировые чтения Новости

Запретный плод

То, что запретный плод сладок, все знают, но почему-то это не останавливает общество от соблазна запрещать самые разные явления и процессы.

страна Гор Нахапетян

 

То, что запретный плод сладок, все знают, но почему-то это не останавливает общество от соблазна запрещать самые разные явления и процессы. При этом в современном мире запреты не очень-то работают, во всяком случае, те, что пытаются ограничивать доступ человека к любой информации.

Соблазн узнать то, что от тебя скрывают, — это же естественно для человека в любой стране в любом возрасте. Я вырос в советское время, и тогда сам воздух Армении был пропитан ожиданием малейшей весточки из-за рубежа, которые чудом доходили до нас. Куда-то съездить, навестить друзей-родственников за рубежом — это было очень трудно, почти невозможно. Запрет делал неизвестную зарубежную жизнь заманчивой, яркой, идеальной.

Любой импортный предмет становился объектом желания. Подростки мечтали иметь что-то заграничное, хотя бы жвачку. А уж всякие джинсы и кроссовки! Я, помню, собирал фирменные бутылки из-под алкоголя, из-под кока-колы. Банка кока-колы железная хранилась на почетном месте. Ночью по телевизору, по армянскому каналу, шла передача про американскую музыку. В двенадцать, в час ночи втихаря я включал телевизор и смотрел концерты. Еще была передача, где показывали западные фильмы. Потом еще видеосалоны появились… Первый раз увидеть Брюса Ли можно было!

Кстати, самый первый бизнес, который мы с другом запустили, — печатали и продавали фотокопии изображений Брюса Ли. У меня была дома фотолаборатория, как и у многих детей тогда. Если попадалась фотография Брюса Ли, мы ее фотографировали, а потом множили и продавали эти копии или обменивали их на что-то.

Когда мой папа, он математик, в первый раз поехал за границу на месяц читать лекции, то привез джинсы, две пары кроссовок: причем себе «Puma», а мне «Polo», мои были на два размера больше. А мне нравились больше его, которые мне были малы, но я все равно их брал и надевал. Темно-синие, замшевые, с голубой пумовской полоской… Счастье! Самое главное, что он привез магнитофон Philips. Кассетный, стерео и четыре кассеты Челентано.

Я тут же стал «первым парнем на деревне», потому что у меня был кассетный магнитофон, который мы, конечно, заездили. Он очень громко играл, можно было дискотеки делать. Да еще и Челентано в хорошем качестве! Я до сих пор его музыку люблю, она с тех времен у меня в крови.

А самая яркая история про соблазн узнать нечто сокрытое, тайное, у меня связана с журналом «Юный техник», который я выписывал. С моим другом, жившим по соседству, мы мастерили всевозможные штуки, которые предлагались в журнале. И однажды нам попалось описание, как смастерить подслушивающее устройство. Мы сразу же сообразили, как можно будет распорядиться самодельной прослушкой — узнать все секреты девочек, о которых они разговаривают между собой и чем никогда не говорят мальчикам.

Мы месяц копались с этим проектом, всеми правдами и неправдами доставали необходимые детали. И в конце концов мы ее сделали. Не могу сказать, что эта штука помогла подслушать девичьи тайны, потому что о поделке узнали старшие ребята с нашего двора и купили ее у нас. Что-то там работало, но слышно было не так хорошо, как хотелось бы.

Почти так же сильно, как знать, что о нас говорят девочки между собой, нам хотелось летать. Один из наших друзей сказал, что скоро его тетя приедет из-за границы и привезет моторчик маленький, который как раз поднимает человека. Поскольку мультфильм про Карлсона знали все, а заграница была в нашем воображении тем местом, где есть абсолютно все, то другу поверили.

Что тут началось! Ожидание длилось примерно год. Все это время мы конструировали и делали жилеты, к которым этот мотор можно было бы прикрепить, лопасти для полета, мечтали, рассказывали истории — про это были все наши разговоры, когда мы ходили за хлебом, стояли в очереди в магазине. Когда друг признался, что обманул нас, наверное, это было самое большое разочарование в жизни.

А как мы читали запретные книги! Нелегальное чтение, самиздат — это же целая эпоха. Мне повезло, дома было много таких книг, да и учительница по литературе время от времени рассказывала о не издаваемых произведениях. Самая запомнившаяся страница из всего прочитанного в подростковом возрасте — шестнадцатая страница самиздатовского «Крестного отца». Откровенная, без купюр, эротическая сцена, описанная Марио Пьюзо, — это начало моего сексуального образования. Для советского подростка секс был чем-то запретным, стыдным и, скорее, грязным, а вдруг оказалось, что это красиво.

Потом был «Новый мир», «Иностранная литература» — журналы, передаваемые из рук в руки и зачитываемые до дыр.

Когда я смотрю на нынешних молодых людей, у которых нет никаких особых запретов, и практически нет ничего недоступного, понимаю, что у них нет и того азарта, той жажды жизни, что есть в моем поколении. Родители сейчас иногда жалуются, что дети ни к чему не стремятся, ничего не хотят.

Я думаю, вопрос в том, что появилось больше компьютерных игр, больше сериалов, больше виртуальных реальностей, чтобы занять время людей.

Для того чтобы этим всем обладать, практически ничего не нужно делать, нажимаешь на кнопку — попадаешь в виртуальный мир. Там можно работать, зарабатывать биткоины, общаться, даже заниматься сексом. Виртуальность все больше входит в нашу жизнь, а в чем-то и заменяет собой привычные вещи.

С другой стороны, в этом виртуальном мире будут рождаться новые соблазны. Соблазн власти — первое, что приходит в голову. Раньше была аристократия у власти, сейчас у нас буржуазия, а уже появляются нетократы, те, кто диктует моду, что есть, что пить, как выглядеть.

Банальность: миллионы подростков по всему миру мечтали стать рок-звездами. Некоторым, кстати, удалось, но речь не о том. Интересно, мечтал ли кто-нибудь, чтобы его родители были рок-звездами? Ну вот как подростки иногда придумывают себе «настоящих» родителей взамен этих обычных, занудных и неинтересных, которые требуют хороших оценок в аттестате зрелости и сделать музыку потише, как будто музыка может кому-то мешать! У нашего нового автора Джейми Вуда вся жизнь — сплошной рок-н-ролл, поскольку вырос он со знаменитым Ронни Вудом из The Rolling Stones в качестве отца, а потом и сам стал влиятельным человеком в музыкальном бизнесе. Мы благодарны Джейми за откровенный рассказ о самых драматичных воспоминаниях детства и первых столкновениях с соблазнами взрослой жизни.

Близость город Ольга Нечаева

Нам кажется, что мы мечтаем о любви или о страсти. Мы думаем, что соблазнительны именно эти яркие переживания, эта боль, эта радость. Поддаваясь соблазну, мы порой разрушаем все вокруг ради недель или месяцев беспамятства, упоительной полноты бытия, величайшей из иллюзий человечества — вечной непрерывной абсолютной любви.

Желание любви – это желание жизни город Дмитрий Солопов

Кажется, что 21 век четко определил векторы нашего бытия: благополучие определяет сознание. Лотерейные билеты везения и стабильности выпрашиваем в своих желаниях. А когда наступает время исполнения задуманного, вдруг понимаем, что не успели пожелать и выполнить главное. То, что не имеет цены, потому что бесценно. И легко выполнимо – стоит только захотеть. Свою исповедь на тему главных желаний жизни доверил журналу основатель и владелец пиар-агентства PROGRESS Дмитрий Солопов

Перейти на «ты» со Вселенной континент Станислав Кучер

Думается, что по миру наберется не один десяток миллионеров, разбогатевших после публикации книг о том, как получить от мироздания все, что хочешь: деньги, славу, исполнение любых желаний.