Колумнисты Галереи Кредо Проза жизни События The World Мировые чтения Новости

Время Mauboussin

Ювелирный дом Mauboussin существует с 1827 года, и я невероятно горд тем, что удостоился чести продолжать многолетнюю историю компании, которой в ювелирном бизнесе просто нет равных. Mauboussin всегда был уникальным домом. Зародившись в первой половине золотого столетия, фирма начала создавать изделия в стиле, совершенно немыслимом для начала XIX века, — если мы обратимся к истории, то увидим, что тогда украшения были массивными, тяжелыми, громоздкими, с крупными камнями.

континент Алан Немарк

 

Ювелирный дом Mauboussin существует с 1827 года, и я невероятно горд тем, что удостоился чести продолжать многолетнюю историю компании, которой в ювелирном бизнесе просто нет равных. Mauboussin всегда был уникальным домом. Зародившись в первой половине золотого столетия, фирма начала создавать изделия в стиле, совершенно немыслимом для начала XIX века, — если мы обратимся к истории, то увидим, что тогда украшения были массивными, тяжелыми, громоздкими, с крупными камнями. Женщинам довольно сложно было носить что-то подобное. Но появились легкие ювелирные изделия Mauboussin, нежные, с эффектом кружева, обеспечивающим украшениям невесомость. Дом хотел донести до женщин, что красота украшений кроется в сочетании изысканности, сияния и воздушности.

Под моим руководством ювелирный дом работает на протяжении вот уже шестнадцати лет. Сегодня уникальности Mauboussin добавляет и то, что он по-прежнему не принадлежит никакой крупной корпорации, хотя обычно ювелирные дома всегда кем-то куплены. Mauboussin же единственный в своем роде сохранил неприкосновенность.

В эпоху ар-деко наш ювелирный дом был первым, кто стал использовать цветные камни. Аметисты и аквамарины принесли компании успех. Продолжая семейную традицию Mauboussin, я выпускаю украшения, призванные не просто выделяться своим великолепием и изяществом, а сливаться с хозяйкой драгоценностей, становиться ее второй кожей.

Мне захотелось ввести стиль минимализма, с которым можно не только чувствовать себя изящно, гармонично, легко, но и оставаться самим собой. Помимо нашей классической коллекции, существует и изысканная линия Mauboussin, включающая в себя дорогостоящие украшения из особо ценных металлов, с изобилием бриллиантов и редких камней. При этом изделия эти все так же легки.

Именно техника «кружева», открытая Mauboussin, позволяет достигать такого результата и продолжать традицию невесомости, тянущуюся из XIX века. По правде говоря, любой ювелир может сделать легковесное кольцо и потребовать за него баснословную цену, но наш ювелирный дом работает во имя прекрасного, не ориентируясь исключительно на высший класс. Цель состоит прежде всего в том, чтобы донести женщине: она может иметь такое украшение, это не что-то неприкасаемое.

Шестнадцать лет я создаю коллекции, и работа моя заключается не только в руководстве компанией: каждый раз при подготовке новой коллекции я окунаюсь и в сам процесс изготовления украшений, придумывая и рисуя то, что появляется на витринах наших магазинов. Как любому творческому человеку, мне нужна муза. Неисчерпаемым источником вдохновения для меня является самое прекрасное — женщины. След самых дорогих мне женщин уводит в далекое прошлое. Мое детство пришлось на тяжелое, послевоенное время во Франции, и я воспитывался бабушкой и мамой. Не знаю, что было бы со мной, если бы не их любовь. Очень долго мама сопровождала меня в школу, ей хотелось как можно дольше быть рядом. Теперь я могу быть с ней всегда — она носит украшения, сделанные мною для нее, о ней. Многие женщины потом шли со мной за руку по жизни: это и музы, и возлюбленные, и просто подруги. Но источником вдохновения может быть и прекрасная незнакомка, случайную встречу с которой дарит жизнь.

Одно из моих любимых мест в Париже — Café de Fleur. Среди предметов интерьера ресторана можно увидеть довольно большое зеркало, его трудно не заметить. Я был там однажды, когда поразительно красивая девушка сидела спиной к этому зеркалу, а напротив нее расположился молодой человек, намного менее привлекательный, между нами говоря. На моих коленях лежало бумажное полотенце, какие обычно выдают в этом ресторане каждому гостю. Я был очарован ее красотой и тут же захотел создать что-то именно в тот поглотивший меня вдохновением момент. Вытащил из кармана ручку, схватил бумажное полотенце: мне нужно было передать ей какое-то послание, сказать, что она — дивная жемчужина, украшающая то, что лишь обволакивает ее. Это все было ужасно странно: она же сидит со своим молодым человеком, а я ее так пристально разглядываю и все рисую, рисую что-то. В какой-то момент меня осенило, что можно смотреть не ей в глаза, а в то самое зеркало — в нем отражались ее профиль и то, на что ювелир не мог не обратить внимание, — рука. Вдруг наши взгляды пересеклись через зеркало. Не мог я больше продолжать смущать эту парочку! Оба они излучали влюбленность, но, когда мы с девушкой взглянули друг на друга, возможно, зародилось еще одно прекрасное чувство. Стоял потрясающий май, который может быть только в Париже. Цвели деревья, как и мое взволнованное сердце. Напротив, в зеркале, отражалась прелестная незнакомка, которая могла бы быть моей судьбой. Не случилось. Но осталось кольцо, напоминающее мне о той встрече. Оно украшает новую коллекцию Mauboussin и радует мое сердце.

Вдохновлять могут особенные места в мире. Прогулки по Санкт-Петербургу подарили мне потрясающие идеи, которые теперь я воплощаю в своем искусстве. Все украшения, созданные мной, особенны — к каждому из них я пишу какую-то историю, иногда она даже превращается в нечто поэтическое. Творчество, мне кажется, — это и философия, и поэзия, и сама жизнь в ее противоречиях и многогранности. То, что человек создает, означает его жизнь, главная цель которой всегда любовь. Любовь к своему делу, к жизни. Без любви нет творчества, как и нет жизни. Если любовь живет глубоко в сердце человека, то он в силах попытаться рассказать остальным, что это, выразить ее так, как он может. Возможно, это подтолкнет кого-то к осознанию любви, заставит почувствовать то же самое. Тогда человек увидит отражение своих же эмоций в глазах другого — и это сделает мир лучше. Мы живем в таком неспокойном, постоянно изменяющемся мире, но незыблемым всегда остается желание видеть красоту и сотворять ее — тогда можно не бояться ни старости, ни смерти. Потому что мы остаемся в том, что создали.

Стихия жизни город Дмитрий Солопов

В течение дня вóды, под влиянием других стихий, способны быть и спокойными, и буйными; утром бывают холодными, а под вечер могут долго остывать — удивительно подобно человеку. Только вот рядом с водной стихией человек мал и беспомощен. Ему до нее еще долго расти, и время от времени она ему об этом властно напоминает. Но чаще всего — практически не шевелясь — позволяет восхищаться своим величием, хотя по мощи своей способна разрушать камни. Однако, это небыстрый процесс.

Это трудное слово «Нет» страна Гор Нахапетян

На протяжении всей своей жизни человек находится в состоянии преодоления. Каждый день — сплошное многоборье. И одно из самых частых и сложных испытаний — выбор между «да» и «нет». Нам легче говорить «да» в ответ на просьбы начальства или неимущих с улицы, друзей или родственников и всей остальной части человечества, когда нуждаются в наших деньгах или в нашем времени, в идеях или в сверхурочной работе.

Вызов письмо редактора Лара Лычагина

Я с ужасом смотрю на сегодняшний день, в котором мы рисуем картинки повсеместного безумия. Но самое страшное — кажется, так будет и завтра. Возможно, мы являемся свидетелями истории духовного роста человечества, неизбежного роста, за которым неминуемо последуют изменения.