Колумнисты Галереи Кредо Проза жизни События The World Мировые чтения Новости

О женщине

Суть одного из самых знаменитых синглов Джеймса Брауна можно описать одним предложением: «Этот мир, принадлежащий мужчине, был бы бессмысленным без женщины». Между тем в наше время женщина становится все сильнее и независимее, бросая серьезные вызовы противоположному полу. Но, может быть, в данном случае антагонизм не имеет большого смысла, и женщинам, как и мужчинам, стоит прислушаться к природе, извечно создающей гармоничное.

страна Юлия Ремпель

 

Суть одного из самых знаменитых синглов Джеймса Брауна можно описать одним предложением: «Этот мир, принадлежащий мужчине, был бы бессмысленным без женщины». Между тем в наше время женщина становится все сильнее и независимее, бросая серьезные вызовы противоположному полу. Но, может быть, в данном случае антагонизм не имеет большого смысла, и женщинам, как и мужчинам, стоит прислушаться к природе, извечно создающей гармоничное. О том, как важно, даже будучи сильной, сохранять свою женскую сущность, размышляет Юлия Ремпель, владелица «Стоматологии 31» и Le Grand Bazarr.

Детство закончилось, как только мы с семьей переехали в США. Родителям приходилось трудно и без моих подростковых проблем, я это видела и понимала: пора становиться самостоятельной. В еврейскую религиозную школу пошла учиться только лишь потому, что обучение в ней оплачивалось государством, а параллельно учебе работала в трех местах, но успевала и гулять, и развлекаться, и влюбляться. Все это в четырнадцать лет. Сейчас мне самой сложно подобное представить. Иммиграция вообще — крайне непростой процесс, и, если бы не моя семья, не знаю, сложилось бы все так, как сложилось.

Родители — мои соратники. Они всегда во всем меня поддерживали, невзирая на то, что в классической еврейской семье воспитание девочки проходит достаточно недемократично: она должна учиться, ходить в музыкальную школу, играть на скрипке и далее по списку. А я в пятнадцать лет выбрила затылок; в двадцать количество проколотых дырок в моих ушах превышало цифру моего возраста. Но, несмотря на все мои выходки, родители меня не отрицали. Будто знали: какие бы «метаморфозы» со мной не происходили, я не позволю им сбить меня с пути. В то время передо мной стояла четкая цель — поступить на бесплатное обучение в университет. Сколько себя помню, я всегда хотела стать врачом. Но мне трудно объяснить, почему. Хотя…

Однажды, будучи еще совсем ребенком, я нашла ежика. В ужасном, болезненном состоянии. Мы с братом пытались его откормить, отпоить, сделать все возможное, чтобы он поправился. На следующий день бедное создание погибало на наших глазах, его источали черви. В моем детском сознании это отложилось так сильно. Не смогли спасти. Наверное, тогда и сказала себе: «Не могу позволить, чтобы подобное повторилось».

Признаться честно, я никогда не рисовала в мыслях свое будущее, а просто делала то, что считала необходимым. Думаю, в моем выборе профессии врача большую роль сыграла наследственность — многие члены нашей семьи связаны с медициной. На подсознательном уровне казалось, что так надо — идти по этой дороге, и я пошла. А вот замуж не планировала выходить. Не мечтала о белом платье, которое практически каждая девочка моего возраста пыталась подыскать себе на страницах модных журналов, параллельно присматривая фату. Не строила для себя никаких идеалов. Хотя часто мне говорят, что я — персонаж из «Алых парусов», Ассоль, что, несмотря на мой жесткий, местами мужской характер, внутри меня словно живет та девочка, вечно обращенная к морю в надежде увидеть на горизонте прекрасный корабль. Да, я знаю, что точно увижу его и все будет хорошо. В сегодняшнем мире это, кстати, мешает. Детскость, романтика. Для меня «алые паруса» связаны с достижением чистого и спокойного — равновесия душевного состояния и состояния внешнего мира. Иногда они разнятся. А мне кажется, что каждому из нас крайне важно найти этот баланс.

Оказавшись в мире моды, я поняла, благодаря постоянному общению с дизайнерами, что могу помогать людям обрести это равновесие через свой бутик, через те вещи, которые закупаю. Русский человек имеет большой потенциал во многом, но, на мой взгляд, в мире моды он еще очень молод. Свою задачу вижу в том, чтобы научить его, подсказать ему, как представить себя этому миру. Что меня больше всего волнует в стиле, так это индивидуальность подачи. Качественных, знаковых брендов так много! И часто наши девушки любят одеваться в total look от одного из них, но… теряют за этим себя. Такая важная вещь для женщины — самовыражение через внешний вид. А сейчас я наблюдаю какой-то масс-маркет: много одинаковости и практически отсутствие индивидуальности. У нас в России, к сожалению, пока мало тех, кто через свой образ может рассказать о себе. Можно сказать, что в какой-то степени я — психолог. Психология же не лечит, она ищет и направляет туда, где человеку комфортно. Вот и Le Grand Bazarr помогает найти путь к себе через образ. Одежда сегодня — не просто ткань, покрывающая тело. Она отражает посылы, которые мы направляем в мир для того, чтобы гармонировать с ним. Думаю, научиться делать это грамотно — важный шаг на пути к тому самому равновесию.

Это не последняя моя идея. Столько планов еще впереди! Нереализованных мечт… Многие, наверное, скажут: «Юль, может быть, ты обнаглела? Посмотри, у тебя есть всё: и семейное состояние, и собственный бизнес, и муж, и дети…» Но ведь это же картинка семьи, за которой стоят вопросы здоровья семьи, воспитания детей, каких-то вещей, о которых люди извне будто бы не задумываются. А я надеюсь, что все эти вещи будут сделаны мною красиво и правильно.

На плечи женщины упало многое. Никто не отменял ее как хозяйку дома, как мать, как жену. Она сама захотела войти в мужской мир. И раз женщине хочется быть менее зависимой, чем раньше, ей придется научиться корректно совмещать в своей жизни Дом и то, что делает ее независимой. Это непросто, но возможно, если есть желание. С позицией «мужчина и женщина равны» я не совсем согласна. «Равенство» в данном случае относительно, и, наверное, мы его себе придумали, нарисовали и потому так сильно к нему стремимся.

Не хочу сказать, что кто-то из нас — мужчина или женщина — лучше или хуже. Я скорее думаю, что каждый находится на своем месте — как задумано природой. В нашей семье мой муж является лидером, «вожаком стаи», но тем «вожаком», который уважает и принимает то, что рядом с ним сильная женщина: и жена, и мать, и бизнес-леди. Видя семьи, устроенные немного по-другому, я чувствую какой-то дисбаланс, и кажется, что он способен расшатать даже самые крепкие отношения. А ведь самое большое счастье в жизни связано с близкими людьми.

Хорошо помню те летние дни, когда была маленькой и на нашу дачу съезжалось много-много родственников. Бабушка всегда готовила невероятно вкусно, но в такие дни — особенно. Каждый помогал ей, участвовал в приготовлении: один чистил картошку, другой резал помидоры, третий расставлял посуду. Над большим столом, за которым все собирались, березы естественной крышей склоняли свои ветви. Те добрые семейные посиделки теперь вспоминаю с большой теплотой. Она помогает мне, когда кажется, что ничего не получается, и хочется все бросить. Искренне верю — за черной полосой обязательно будет белая. Знаю, конечно, что за ней — опять черная. Но важно благодарить мир за белую. Когда происходит что-то неприятное, обидное или страшное, люди начинают ругать Вселенную, но когда все хорошо, то о благодарности за это «хорошо» почему-то забывают. Наверное, поэтому закончу так: невзирая на все трудности, что когда-либо лежали на моих плечах, спасибо, что я — женщина.

На языке метафоры континент Юко Хасэгава

О, сколько их на полях!Но каждый цветет по-своему —В этом высший подвиг цветка!Мацуо Басё

Белым по черному континент Ян Яновский

За последние двадцать лет интенсивное развитие технологий, всеобъемлющая мобильность и появление новых средств коммуникации изменили как рынок труда, так и наши представления о том, что такое «работа». В прошлом изменения такого масштаба случились на переходе от аграрного общества к индустриальному, и изменения эти сопровождались мировыми войнами и волнами массового насилия. Страшно подумать, что несет нам четвертая промышленная революция. Многие предпочитают не задумываться.

Время Mauboussin континент Алан Немарк

Ювелирный дом Mauboussin существует с 1827 года, и я невероятно горд тем, что удостоился чести продолжать многолетнюю историю компании, которой в ювелирном бизнесе просто нет равных. Mauboussin всегда был уникальным домом. Зародившись в первой половине золотого столетия, фирма начала создавать изделия в стиле, совершенно немыслимом для начала XIX века, — если мы обратимся к истории, то увидим, что тогда украшения были массивными, тяжелыми, громоздкими, с крупными камнями.