Колумнисты Галереи Кредо Проза жизни События The World Мировые чтения Новости

Эклектика в нас

Анри Матисс утверждал: первый шаг к творчеству состоит в том, чтобы увидеть истинный облик каждого предмета. Нет ничего труднее для художника, чем писать розу, потому что для этого нужно забыть обо всех розах, написанных другими. Но есть кое-что, что в этом цветке истинно наверняка — красота его уравновешена шипами. Кто-то восхищается первым, кто-то испуганно отдергивает руку из-за второго.

страна Ана Штрампф

 

Анри Матисс утверждал: первый шаг к творчеству состоит в том, чтобы увидеть истинный облик каждого предмета. Нет ничего труднее для художника, чем писать розу, потому что для этого нужно забыть обо всех розах, написанных другими. Но есть кое-что, что в этом цветке истинно наверняка — красота его уравновешена шипами. Кто-то восхищается первым, кто-то испуганно отдергивает руку из-за второго. А в это время на обложках Vogue и Harper’s Bazaar, Esquire и AnOtherMagazine бразильская художница Ана Штрампф сочетает несочетаемое. Может быть, только так и познается истина. 

 

Меня очень рано познакомили с Искусством. Вся моя семья так или иначе связана с ним: родители владели магазином декоративных тканей, бабушка когда-то занималась подобным бизнесом, мама — архитектор. Так что в возрасте трех лет мне совершенно естественно захотелось стать художником. Папа как-то рассказывал, что еще совсем маленькой я рисовала на всех поверхностях: на стенах, на мебели, на телефоне — он, кстати, страдал чаще всего. Родные многому меня научили, познакомили с творчеством самых разных людей, постоянно путешествовали и брали меня с собой, но... однажды я влюбилась в моду и решила посвятить себя ей. Однако рисовать продолжала. Правда, несерьезно. На протяжении шести лет у меня был собственный магазин модных дизайнерских тканей, но, к сожалению, пришлось его закрыть. Тогда же я познакомилась с моим будущим мужем, и в один прекрасный день он предложил уехать с ним в Нью-Йорк. Здесь было над чем поразмыслить. С одной стороны, Нью-Йорк — любимый город, так тепло принимавший меня огромное количество раз. С другой — совершенное непонимание: чем я буду там заниматься?

Так волею судьбы это случилось именно в Нью-Йорке. Будучи далеко от людей, с которыми нас связывала дружба или работа, я часто вела с ними переговоры по скайпу, а во время онлайн-беседы разрисовывала все, что под руку попадется. Как тот телефон из детства. И вот однажды под рукой оказался журнал. Время это совпало с запуском Instagram: я начала выкладывать фотографии в свой профиль, а люди — ставить лайки. Мне так же полюбилось мое новое увлечение. Решилась отправить свои картинки в нью-йоркский блог Honestly, what the fuck?! — очень уж нравилось, как они описывают моду, — и это издание опубликовало мои иллюстрации. Картинки быстро расходились по Интернету, а число подписчиков моего Instagram начало стремительно расти. Оживился телефон, затрезвонил: меня стали разыскивать журналы, предлагать коммерческие заказы. Так все и завертелось.

Креативность мне теперь хочется применить везде, где я могу. Думаю, что это большая привилегия — уметь работать нестандартно, и мне бы хотелось продолжать делать это. А переосмысление себя — такая же важная часть процесса, как и осознание собственной личности, поэтому я нахожусь в постоянном поиске того, что позволит мне открыться с другой стороны и расти. Чувствую, что впереди еще много творчества.

Вдохновение повсюду: в книгах, журналах, музеях, модных показах, поездках, людях на улице... У меня фокус-взгляд. Когда бываю на выставках, никогда не читаю стенды возле экспозиций, а просто смотрю прямо на объект, фокусируюсь и ловлю то, что может зацепить мой глаз. При этом я не могу отследить, откуда исходит творческий импульс. Нет никаких правил. Иногда идея молнией врезается в голову, иногда мне приходится побороться с собой, чтобы получилось нечто стоящее. Но моя дверь всегда открыта для вдохновения. Неважно, какое время года или суток, я воспринимаю все, что вдруг заискрится. Кто знает, какая искра будет следующей?

Одну вещь в этой жизни я точно усвоила: мы не можем контролировать будущее. Я не в состоянии пересоздать себя так, как переделываю обложки журналов. Приходится просто принимать жизнь. Мне это не трудно, потому что жизнь вокруг меня удивительна. Никогда бы не подумала, что буду однажды в Москве делать проект с Nina Ricci, и даже не могу представить, что приготовит для меня завтра. Но я точно продолжу делать то, что люблю. И это не только иллюстрации или дизайн, это создание в самом широком смысле слова.

Свои иллюстрации я пытаюсь не воспринимать чересчур серьезно. И не пытаюсь каждый день создавать работы лучше, чем те, что уже создала. Это просто мой взгляд на окружающее: люблю использовать много цветов, но в то же время обожаю черно-белое. Смешиваю узоры и формы. Я — поп и веселье, романтика и суперклассика. В мире происходит много печального, поэтому хочется делать работы, которые заставят людей улыбаться. Нужно всегда поддерживать баланс. Своим творчеством я пытаюсь сохранять его и внутри себя: часто кажется, что из зеркала на меня смотрит ужасный пессимист, однако мой след на бумаге всегда ярок. Наверное, потому что ненавижу борьбу.

И люблю мир.

 

Вызовы: от глобального потепления до Любви город Армен Дарбинян

Мир вокруг нас постоянно меняется: сюрпризы погоды и скачки цен, одни гаджеты вытесняют другие, обновляются идеи, трансформируются отношения и возможности, но вечными остаются вопросы о мире и месте человека в нем. А еще о том, как складываются отношения во вневременной парадигме «Судьба — Человек», или «Создатель — Человек», или «Непреложные Обстоятельства — Человек».

Белым по черному континент Ян Яновский

За последние двадцать лет интенсивное развитие технологий, всеобъемлющая мобильность и появление новых средств коммуникации изменили как рынок труда, так и наши представления о том, что такое «работа». В прошлом изменения такого масштаба случились на переходе от аграрного общества к индустриальному, и изменения эти сопровождались мировыми войнами и волнами массового насилия. Страшно подумать, что несет нам четвертая промышленная революция. Многие предпочитают не задумываться.

Поколение «Мы» страна Аяз Шабутдинов

«Каждое поколение считает себя более умным, чем предыдущее, и более мудрым, чем последующее», — еще полвека назад заключил Джордж Оруэлл.