Колумнисты Галереи Кредо Проза жизни События The World Мировые чтения Новости

Полюбить одиночество

Когда-то под песни легендарного артиста, нареченного Элизабет Тейлор королем поп-музыки, плакали стадионы. Одной из таких песен была Man In the Mirror. Но до сих пор простую, казалось бы, истину — «если хочешь изменить мир к лучшему, начни с себя» — людям почему-то сложно усвоить. Многим проще винить во всем судьбу, а некоторые действительно пытаются сделать мир лучше, но засыпают с мыслью о том, что несчастны сами.

город Александр Карабанов

 

Когда-то под песни легендарного артиста, нареченного Элизабет Тейлор королем поп-музыки, плакали стадионы. Одной из таких песен была Man In the Mirror. Но до сих пор простую, казалось бы, истину — «если хочешь изменить мир к лучшему, начни с себя» — людям почему-то сложно усвоить. Многим проще винить во всем судьбу, а некоторые действительно пытаются сделать мир лучше, но засыпают с мыслью о том, что несчастны сами. А есть те, кто уверен: всеобщее счастье возможно, если только каждый из нас обретет гармонию в себе. Наш постоянный автор, известный российский адвокат и общественный деятель Александр Карабанов размышляет о том, почему только человек, нашедший себя в одиночестве, может быть счастливым.

Есть такая глубина, на которую должен нырнуть каждый, кто хочет жить настоящей, яркой и счастливой жизнью. Это одиночество. Большинство из нас испытывает перед ним страх. Но это происходит из-за совершенно неправильного его восприятия. Для многих одиночество является синонимом невостребованности и брошенности. Скуки и неудобства. Напряжения. Пустоты… Но почему? Однажды я фактически прочувствовал, что одиночество — это встреча с самим собой, с таким, какой ты есть, обнаженным, голым. Тот, кто пытается избежать этой встречи, не вылезая из социальных сетей, или просматривая огромное количество сериалов и фильмов, поворачивает свои глаза во внешний мир с одной целью — чтобы просто не видеть себя.

Но Бог создал человека по образу и подобию своему, и только внутренние страхи и проблемы, приобретенные здесь, на земле, отделяют нас от того, чтобы быть идеальными и счастливыми. С момента рождения мы начинаем впитывать в себя те стереотипы идеала, которые сначала навязывает семья, сама, как правило, являющаяся неидеальной. Затем в этот процесс включается общество, тоже неидеальное. Когда человек начинает осознавать свою индивидуальность, к нему приходит понимание того, что и он не совершенен. Одиночество сталкивает его с этим фактом и сталкивает больно. Дальше выбор: либо разбираться, почему больно, либо на рану, которая уже гноится, бестолково лить зеленку.

До принятия одиночества нужно дорасти. К тому, чтобы находиться с самим собой и при этом чувствовать себя комфортно и самодостаточно, может прийти только зрелая личность. И когда это случится, на мир прольется свет. Вообще, если человек счастлив, ему по большому счету все равно, что происходит вокруг. Но если внутри него боль, то он будет пытаться изменить окружающий мир. Вместо того, чтобы изменить себя. А именно с себя и нужно начинать.

Несколько лет назад я совершенно случайно оказался в Непале и так же неожиданно решился пройти незнакомую мне буддистскую практику випáссана. В «божественном» формате это называется провидением. Уезжал уже с мыслью о том, что суть випассаны — пережить социальную смерть. То есть познать одиночество и стать независимым от социума.

Эта десятидневная практика предполагает максимальное сосредоточение на медитации. С древнего языка пали, одного из тех, на котором записывали учение Будды, «випассана» означает «познать вещи такими, какие они есть на самом деле». Анапана, то есть сама медитация, это вдох-выдох. Каждый практикант концентрируется на своем дыхании по восемь часов в день. При этом нельзя читать, писать, пользоваться телефоном, строго запрещено разговаривать и смотреть людям в глаза, потому что взгляд — очень информативная вещь. Все ходят, опустив головы. И десять дней живут, следуя за солнцем: ложатся спать вместе с его заходом и встают — с восходом.

Мне показалось сперва, что все это несложно. На тот момент я как раз эмоционально подустал от московской жизни. Обрадовался: наконец отосплюсь и отдохну.

Первый день прошел на ура — тишина дарила невероятное наслаждение. Единственной трудностью оказалась перестройка графика: только я засыпал, как уже приходилось вставать. Но даже физическая нагрузка не испугала меня.

Второй и третий дни были достаточно тяжелыми. Я столкнулся с тем, что мой мозг, привыкший получать информацию отовсюду, начинает испытывать невыносимый голод, когда этой информации нет. Чувство это было похоже на чувство боли. Все происходящее со мной напоминало процесс метаболизма при диете — когда человек перестает есть, организм начинает брать энергию изнутри.

Трое суток мы фокусировались на ощущениях. Нам предстояло в полной мере не только осознать, но и ощутить, что жизнь человека проходит не в голове, а в эмоциях. И за первые три дня стало ясно, что эмоция не имеет ничего общего с головой. Конечно, мозг нельзя абсолютно игнорировать. Но в идеале человеку, который хочет быть счастливым, нужно научиться вырабатывать стабильную, ровную эмоцию. Она должна держаться у него всегда, так, чтобы ничто не сумело повлиять на нее. И эмоция эта — радость. Только радость.

А обычно у людей все происходит следующим образом. Проснулся, солнце светит — хорошее настроение. Вышел из дома, на улице кто-то наступил на ногу — плохо. Настроение испорчено. Пришел на работу не в духе, но коллеги чаем угостили — и все нормализовалось. У многих эмоция зависит от окружающих событий. Но мне випассана дала понять, что к счастью ведет другой путь.

Шел четвертый день высасывания информации из самого себя. В моей голове начали всплывать картинки диалогов с людьми, незавершенные разговоры. Я что-то с кем-то выяснял, ругался и мирился. Отличный момент для того, чтобы понять — все происходящее в моей голове происходит только со мной. Тогда же в нее прокрались мои основные страхи.

Как бизнесмену, мне всегда было важно, чтобы клиенты дозванивались до меня сразу. Юристы, адвокаты обязаны, как врачи, быстро ворваться в ситуацию, чтобы исправить ее. Десять дней без телефона — все равно что остаться без работы навсегда. Я осознал себя нищим.

Десять дней мы практически не ели — во время практики питание рассчитано исключительно на поддержание жизни и не более. А до приезда в Непал я занимался с тренером, набирал мышечную массу. Появился страх: если не буду есть каждые шесть часов, то мышцы сгорят и останется один жир. Нищий и жирный.

Потом почему-то представилось, как мы поругались с женой. В своих мыслях я успел с ней развестись, поделить имущество и детей… Какой-то жуткий сюрреализм. Пришел к выводу, что мне, в общем-то, в жизни уже терять нечего. Все, что мог, я потерял. За четыре дня. И самое удивительное, что даже после всего этого моя жизнь продолжается. А ведь действительно, пока человек жив, у него нет дна…

С четвертым днем сумасшедший шум в голове закончился. Ушло огромное количество информационного мусора, который я сам же и множил в своей голове. На его месте образовалось чистое пространство. Из астрономии знаю, что при разрыве звезды выделяется огромное количество энергии. Проводя аналогию, можно сказать, что каждый раз, когда лопалась ненужная мысль, я удерживал энергию, которая освобождалась, и питался ею. Следующим утром проснулся наполненным и словно обновленным.

Так лучшим днем випассаны оказался пятый день. Несмотря на то что я «все потерял», мне было хорошо. Все мои жизненные потребности были удовлетворены, и не было причин для печали. Чувствовал себя абсолютно счастливым.

А вот шестой день стал днем страшной боли. Это был ад. Я не мог ни сидеть, ни лежать. Каждый час тянулся, как вечность. Включился мозг и все обесценил. Что я здесь делаю? Домой надо ехать. Либо прямо сейчас, либо через пять минут. Но не уехал.

Тогда я уяснил важную вещь: боль невозможно игнорировать. К ней можно только привыкнуть. И боль либо будет моим стержнем, на который я стану нанизывать все происходящие со мной события, либо сама будет нанизана на совершенно другой стержень. Вопрос в том, что собирает меня как личность. Следующие дни мои мысли были заняты только этим.

Нет, я не уехал из Непала другим человеком. Но понял, как нужно двигаться дальше, и определил, что является моим стержнем. Мое материальное состояние — это не центр моего формирования. Им не является и моя внешность. Это и не мои личные взаимоотношения с другими людьми. А центр — это я.

Так однажды я осознал, что живу в этом мире один. Вообще. Никто не знает моих истинных ощущений. Люди способны лишь через визуальные проявления моих чувств попытаться понять, сынтерпретировать то, что происходит у меня внутри. Но пережить это за меня, со мной не может никто. Кажется, теория тотального одиночества имеет смысл. Но если вся Вселенная создана для меня, то кто все эти люди вокруг? Получается, все, что меня окружает, — декорации. В том числе и люди. Друзья и враги, любимые и те, кто безразличен. Для чего весь этот спектакль? Я задумался: а ведь вступая в ежедневный контакт с чем-то извне, мой внутренний мир каждый раз переживает некую трансформацию. Оказывается, все вне моего тела и сознания создано с целью научить меня на это реагировать. И быть счастливым.

Но что самое интересное… Для других людей это я — декорация.

 

Цветок одной земли континент Ее Высочество Принцесса Хани София Искандар

Немногим в жизни выпадает такая непростая доля — нести священный долг перед своей страной. О том, что испытывают те, в ком течет королевская кровь, можно лишь догадываться по книгам и кинофильмам, рассказывающим о жизни этих избранников. Все мы помним знаменитую героиню Одри Хепберн, принцессу, решившую сбежать от своих обязанностей, перекрывающих ей свободу, обрезать волосы и гулять по Риму, влюбляться и не думать ни о чем.

Белым по черному континент Ян Яновский

За последние двадцать лет интенсивное развитие технологий, всеобъемлющая мобильность и появление новых средств коммуникации изменили как рынок труда, так и наши представления о том, что такое «работа». В прошлом изменения такого масштаба случились на переходе от аграрного общества к индустриальному, и изменения эти сопровождались мировыми войнами и волнами массового насилия. Страшно подумать, что несет нам четвертая промышленная революция. Многие предпочитают не задумываться.

Страх, жадность и глупость город Алексей Локонцев

Правду говорят, когда утверждают, что человек делает вызов каждый день, себе, окружающему миру. Среди огромного количества испытаний, посланных сверху, есть несколько таких, что встречаются на перекрестках дороги жизни, — от нашей реакции на них зависим будущие мы. Потом долго еще смотрим назад и стараемся понять, смогли ли принять вызов и на какую тропу свернули.