Колумнисты Галереи Кредо Проза жизни События The World Мировые чтения Новости

Посольство Советского Союза в Москве

Почти всегда открытие - это некий вектор из настоящего в будущее, поворотный пункт. Но бывает иначе, когда вдруг осознаешь, что пройденная «точка невозврата» условна и то, что объявлено исчезнувшим, контрабандно продолжает быть.

страна Гор Нахапетян

Почти всегда открытие — это некий вектор из настоящего в будущее, поворотный пункт. Но бывает иначе, когда вдруг осознаешь, что пройденная «точка невозврата» условна и то, что объявлено исчезнувшим, контрабандно продолжает быть. Стертая с карт страна СССР все еще существует. Как место рождения, как ностальгия по себе самому, юному и бессмертному, как безусловный рефлекс интернационализма. Самый советский из легендарных московских ресторанов «Арагви» заново открыли группа компаний «Ташир» и Гор Нахапетян, имя которого ассоциируется с конструированием и формированием будущего. Это легко объяснить: люди дела хорошо видят разницу между картой и территорией.

В моем представлении ты не открываешь бизнес или ресторан — ты открываешь для себя человека, с которым готов пройти определенный путь. Все, что мы делаем, мы делаем с людьми и ради людей. У каждого своя психология, все принадлежат к различным типам личности. Можно быть закрытым и замкнутым, получать подпитку из тишины и одиночества. Я принадлежу к другому типу, все время нахожусь в поиске интересных людей, и «интересный» здесь ключевое слово.

«Мы дружим, пока нам интересно. Как только интерес пропадает, друг становится родственником», — я люблю это повторять. Я дружу с человеком, пока мне интересно. В какой-то момент эффект от взаимодополнения, партнерства перестает быть линейным — возникает принципиально другая математика взаимодействия, когда один плюс один уже не равно двум, а дает в сумме десять, двадцать. Главное в партнерстве — создание чего-то нового. Ценность воплощенной идеи, проекта может выражаться в деньгах, или в эмоциях, или в том, что какая-то часть пространства жизни изменилась к лучшему.

Когда партнеры предложили рассмотреть возрождение «Арагви», в первую очередь, мне было интересно. Было интересно общаться, врубаться в этот проект, причем на всех этапах. Кто-то задавал вопрос, не странно ли, что армяне открывают грузинский ресторан. И я тогда подумал, что «Арагви» — это еще и способ соединить какие-то фрагменты моей жизни. Мой папа тбилисский армянин, и Грузия для меня родная, я там часто бывал в детстве. Какой-то осколок души там остался.

Мой дедушка и родственники жили на Мачабели, это одна из самых старых центральных улиц рядом с площадью Свободы, там каждый дом — это история, в одном из них останавливался Николай II, например. И, конечно же, там старинные дома с длинными балконами, объединяющими огромное количество квартир. С классическими тбилисскими уютными двориками. Во дворе нашего дома был красивый фонтан, хотя я не помню, чтобы он работал. Жизнь в таких домах течет на свой лад, возможный только здесь и, наверное, больше нигде. Помню, что, когда я был совсем ребенком, я свободно путешествовал по нашему длинному балкону и в любой момент времени мог оказаться у кого-нибудь в гостях. Ел у одной соседки, поспать мог у другой. Никто не запирал дверей, пространство жизни не ограничивалось квартирой, все вместе по-соседски жили в одном большом красивом доме.

Вспоминаю застолья — длинные тосты, много разговоров, шумные большие столы. Общий стол могли накрыть во дворе, и каждый что-то приносил. Мы хотим воссоздать традицию такого застолья в «Арагви». Честно скажу, это очень сложно. Можете ли вы прийти в ресторан, купив билет на застолье, и сесть за один стол с незнакомыми людьми? В Москве, где соседи порой не знают. Это своего рода риск и приключение, и не каждый на это отважится. Но именно тут возникает интерес, более яркие переживания. Когда есть уже устоявшаяся компания, которая из раза в раз встречается за столом и проговаривает одни и те же темы, то возникает некая рутина и даже скука — все истории давно рассказаны, и все ходы известны наперед. А если в такую компанию приходят новые люди, то возникает оживление, фейерверк тостов, и даже старые истории пересказываются с первозданным азартом и новыми нюансами. Когда мы определяли миссию «Арагви», мы поняли, что главное что мы делаем, — храним и создаем легенды. Это без преувеличения легендарный ресторан: кто только не бывал здесь, сколько историй и великолепных сюжетов здесь возникало — личных, литературных, театральных, киношных. Мы до сих пор работаем над темой души «Арагви», и это непростой материал.

Однажды Теона Контридзе сказала, что «Арагви» — это посольство Грузии в Москве. Мы поднялись еще выше, сказали, что мы посольство бывшего Советского Союза в Москве. Каждый приходящий сюда человек часть жизни, самую яркую часть жизни — молодость, прожил в СССР. Это люди, которым не все равно, где они сидят, и, помимо вкусной еды и комфорта, им важно понимание, что это историческое место, где они могут что-то вспомнить. Это часть нашей истории, нашей культуры, где мы ностальгируем не столько по Советскому Союзу, сколько по своей молодости, а в молодости нам было хорошо. Поэтому все плохое забывается, хотя плохое нужно помнить, а хорошее можно и нужно сохранять и культивировать. Дружбу народов — в первую очередь, в одном из наших залов дружба народов даже на стенах представлена.

Каждый день приходит кто-то, кто рассказывает новую историю или анекдот из прошлого, копается в старом меню «Арагви», где еще советские цены указаны, когда за рубль пятьдесят можно было взять порцию осетрины. История самого места диктует нам очень многое, в том числе и подход к меню, и даже время здесь течет более размеренно. Если посчитать среднее время пребывания наших гостей в ресторане, то, я думаю, мы все рекорды побьем.

Наша публика не часто ходит по ресторанам, для них это событие, выход в свет. Приходят тщательно одетые, в вечерних платьях, пообщаться со своими близкими, получить какое-то настроение. На самом деле это важный момент, создать место, поддерживающее формат торжественности, праздника, изысканного удовольствия в ежедневном режиме. Сложный формат для Москвы.

Может сложится впечатление, что мы полностью обращены в прошлое, но это неверно. Вторая, не менее важная часть нашей миссии — создавать новые легенды. Мы осознанно не выбрали какой-нибудь модный тренд. Мы хотим вернуть тем, кто знает, что это такое, роскошь неспешного человеческого общения. Мы хотим показать тем, кто никогда не был знаком с этим, что такое традиционное застолье, с тостами, чествованием друг друга, показать, что есть целая культура выражения позитивных чувств, уважения к другому человеку, даже если вас с ним связывает только то, что вы участники одного застолья.

Алгоритм всего сущего страна Александр Карабанов

Наука стремится открыть теорию всего, объясняющую устройство Вселенной от бозона до Бога включительно. Говорят, такая теория есть. Чтобы ее понять, нужна ученая степень. Духовные практики предлагают иной путь поиска абсолютного знания.

Безопасность и доверие — мост к будущему успеху континент Шейха Дейя бинт Ибрагим Аль Халифа

Почему так важно, чтобы в мире оставалось место подвигу? Почему так важно, чтобы в мире оставалось место бескорыстной помощи и доброте, не требующим награды?

За пределами карт и границ континент Вадим Ветерков

Есть слова, похожие на редких птиц, гнездящихся исключительно в малонаселенных местах, знают о них немногие, а между тем они прекрасны и способны изменить мир. Такова «хорография», которую с ловкостью опытного факира извлек из шляпы Вадим Ветерков.