Колумнисты Галереи Кредо Проза жизни События The World Мировые чтения Новости

Зеркало как провокация

... или почему большинство из нас не хотят видеть свое отражение.

континент Станислав Кучер

Двадцатый век, столетие великой мечт о всеобщем равенстве и братстве, эпоха попыток реализации грандиозных социальных утопий, закончился не 31 декабря 1999 года, не годом позже, а 25 ноября 2016, когда умер Фидель Кастро, последний из  великих сынов несбывшегося будущего. Великий Команданте, идеальный диктатор века социальных экспериментов,  — таков Фидель Станислава Кучера. И  жаль соглашаться с  ним, и нельзя не согласиться, как невозможно избежать столкновения с собственным отражением в мире зеркальных витрин и стеклянных стен.

Зеркало, возможно, самая грандиозная провокация в истории человечества. Приручение огня, одомаш-нивание животных, появление колеса, паруса, стре-мян, электричества, интернета  — ни  один из  этих прорывов, ставших парадигмальными сдвигами 

на пути развития homo sapiens, даже рядом не стоит по значению с открытием возможности видеть себя со стороны.

В  списке жизненных потребностей современ-ного человека зеркало занимает уверенное третье место после воды и еды. Люди месяцами, а некоторые годами живут без секса. Без роскоши человеческого общения. Не вставая с постели, не выходя из дома. Но чтобы без pеркала? Люди успешно переживают расставание с любимыми, с алкоголем, с наркотиками, но случаев отказа от зеркала человеческая история не знает.

Об отношениях с зеркалом написаны сказки, сняты фильмы. Фантастических книг или  фильмов, которые просле-дили  бы развитие человеческой жизни в отсутствие зеркала, нет и, подозреваю, не скоро появятся. А жаль. Только когда вы поймете роль в вашей жизни зеркала как физического объекта, вы сможете адекватно воспринять и использовать мысль о том, что  весь этот мир — огромное зеркало, состоящее из милли-ардов зеркал поменьше.

Ушел недавно в мир иной Фидель Кастро, и склонное к активности в соцсетях человечество в очередной раз раскололось на два лагеря. Те, кто всю жизнь видел в Фиделе великого Команданте и величайшего государственного деятеля планеты ХХ века, бросились сначала спорить, а затем вычеркивать из френдов тех, для кого Кастро был и остается диктатором, преступником, палачом или в лучшем случае политическим лузером. В России, с ее удивительным коктейлем из  великодержавного, мессианского и одновременно абсолютно большевистского менталитетов, этот раскол проявился особенно ярко. Если бы все эти люди прочли биографию Фиделя и применили к ней «теорию зеркала» — не было бы ни  убитых в виртуальных ссорах нервных клеток, ни разорванных (у кого-то в сети, у кого‑то в реале) отношений. Жизнь и борьба Кастро предстали бы в форме увлекательного кино, в котором нет ни абсолютно позитивных, ни абсолютно негативных героев. Кино, которое может многому научить.

Потому что судьба Фиделя — не что иное, как живое доказательство той самой «теории зеркала». Один эпизод.

1952-й год. В  результате военного переворота диктатором Кубы становится Фульхенсио Батиста. 25-летний адвокат Фидель Кастро подает иск в суд, требуя преследовать Батисту в уголовном порядке за антиконституционный захват власти. В суде молодой революционер произносит пламенную речь, которая заканчивается словами: «Если Батиста не будет наказан, а продолжит оставаться хозяином государ-ства, президентом, премьер-министром, сенатором, генералом, военным и гражданским начальником, владельцем жизней и состояний, значит, правосудия не существует».

Проходит всего десять лет, и за это время бывший адвокат и  революционер превращается в  зеркальное отражение Батисты  — становится тем  самым «хозяином государства, премьер-министром, военным и гражданским начальником, владельцем жизней и состояний». Диктатором, при ком уже сложно было представить себе молодого юриста, который бы выступил с разоблачительной речью в гаванском суде или отделался годом тюрьмы за участие в антикастровском вооруженном восстании.

Наблюдая в сети за ожесточенными схватками интеллектуалов после смерти Кастро, я мысленно организовал несколько «трипов» во времени и вот что увидел. Окажись большинство его фанатов-государственников на Кубе 50-х, они бы со своей позицией «любая стабильность лучше любой революции» точно оказались в рядах сторонников Батисты, а адвоката Кастро окрестили выскочкой и провокатором. Точно так же абсолютное большинство российских оппозиционеров, поздравлявших планету с  кончиной диктатора, случись им жить в  эпоху кубинской революции, оказались  бы с Фиделем в  одном лагере, сделали его своим лидером и восторгались его харизмой не меньше, чем еще недавно восхищались фигурой того же Навального.

Поводом для  вспышки самой ожесточенной войны отражений последнего времени стала гибель 92-х наших соотечественников 
в небе над Черным морем. В одном и том же зеркале отразились все: русские и  украинцы, консерваторы и либералы, патриоты и русофобы. Одни за  «недостаточную скорбь» или  отсутствие таковой публично выражали готовность в лучшем случае объявить «непра-вильно скорбящим» бойкот, в худшем — наказать как врагов народа. Другие поспешили записать всех, кого потрясла трагедия, в «обол-ваненных пропагандой ватников».

Все  — я  настаиваю  — все, кто активно поучаствовал в этой, слава богу, виртуальной драке, доказали только, что являются зеркальным отражением друг друга. Отношение к  миру по  принципу «кто  не с нами, тот против нас», несокрушимая уверенность в собственной правоте, готовность «порвать» оппонента за  неправильные убеждения… Общий большевизм связал враждующие стороны настолько крепко, что с одинаковым ожесточением и  «красные» и «белые» набрасывались на каждого, кто пытался остановить эту бессмысленную 
виртуальную гражданскую войну. Либеральные публицисты стремительно освоили стилистику кремлевских политруков и  превратились в тех самых пропагандистов, которых презирали всю жизнь.

Сами того не  замечая, люди однажды становятся олицетворением всего того, против чего боролись. Революционеры превращаются в диктаторов, либералы  — в консерваторов, поборники нравственности — в  эталонных развратников, сбежавшие из семей дети — в копии своих родителей. Уверен, собственный опыт позволит каждому продолжить список до бесконечности.

Происходят все эти на первый взгляд невероятные перерождения именно потому, что люди не принимают или не хотят принимать элементарное: КАЖДЫЙ человек в этой жизни для тебя — зеркало. И чем больше этот человек тебе не нравится, чем сильнее он тебя раздражает, чем более мощные эмоции вызывает  — тем  большее вас на самом деле объединяет и тем выше вероятность того, что однажды вы станете таким же. Потому что этот человек был вашим отражением, а вы этого вовремя не увидели.

Увидели бы, вели бы себя по-другому. Вы же не  бросаетесь биться лицом о стену, если вдруг в зеркале в ванной узрели морщину, раздражение или просто кислую мину? Вы используете крем, спорт, развлечения, медитацию или алкоголь, чтобы через какое-то  время ваше отражение вам понравилось больше. А  теперь представьте, насколько интереснее и симпатичнее стал мир, если бы точно так же 
люди относились друг к другу и прежде всего к тем, кто  вызывает у них самые сильные отрицательные чувства!

Увидеть себя в других и  других в себе  — задача непростая, и ее решение часто становится болезненным, небезопасным для психики и пугающим, как перспектива купания в крещенские морозы. Но это единственный способ слезть с «зеркальной зависимости» и увидеть себя настоящего. Если, разумеется, вам хватит смелости встретиться с настоящим собой.

Её Высочество континент Шейха Дейя бинт Ибрагим Аль Халифа

О тонкой и сложной ткани восприятия мира, о том, как важно каждый день прикладывать усилия к тому, чтобы научиться понимать друг друга, колонка одной из самых влиятельных женщин мира. Её Высочество Шейха Дейя бинт Ибрагим Аль Халифа предоставила журналу The World уникальную возможность опубликовать этот текст.

Прихожая любви страна Ги Мартен

Повар - с одной стороны, носитель и хранитель многовековых национальных и цивилизационных культурных кодов, а с другой - он творец момента, сиюминутного удовольствия, ограниченного временем ужина или обеда.

Счастье не в том, что ты хочешь, а в том, что тебе нужно город Ксения Наумова

«Желай», — шепчет реклама, — «желай большего, ведь только в исполнении желаний смысл жизни». Коуч и психоаналитик Ксения Наумова сталкивается в своей работе с навязанными моделями счастья и предубеждениями каждый день.