Колумнисты Галереи Кредо Проза жизни События The World Мировые чтения Новости

Лекарство против страха

Мы живем в странные времена, когда взрослые всеми силами стремятся оградить детей от столкновения с реальной жизнью. Подростков пытаются защитить от «вредных» книг, фильмов, интернета, от малейшего упоминания о наркотиках и алкоголе, и, разумеется, от вопросов секса. Идеальный школьник должен жить в полной изоляции от всего и перемещаться по городу только в сопровождении взрослых.

континент Вероника Зонабенд

Мы живем в странные времена, когда взрослые всеми силами стремятся оградить детей от столкновения с реальной жизнью. Подростков пытаются защитить от «вредных» книг, фильмов, интернета, от малейшего упоминания о наркотиках и алкоголе, и, разумеется, от вопросов секса. Идеальный школьник должен жить в полной изоляции от всего и перемещаться по городу только в сопровождении взрослых. Каким образом молодежь может получить навык активной самостоятельной жизни, не очень понятно, и кажется, мало кого волнует. Хорошо, что в этом безумии есть островки доверия и здравого смысла, такие как UWC Dilijan, сооснователь которого Вероника Зонабенд рассказала о том, какой может быть школа для тех, от кого зависит наше общее будущее.

 

Когда ставишь перед собой большую цель из разряда тех, что, по общему мнению, невозможно реализовать, то в процессе реализации твои представления о том, как все должно быть, безусловно, корректируются, но при этом важно остаться верным своему видению. Нам с Рубеном (Варданяном, социальным инвестором и предпринимателем. – Прим. ред.) изначально хотелось сделать международную школу, свободную от «совковой» ментальности. Здесь я хочу быть правильно понятой: советская школа выросла из российской гуманистической традиции XIX – начала XX века, и ее основа – это принципы, заложенные великими педагогами, такими как Выготский. Это в первую очередь педагогика, направленная на развитие личности ребенка и его способностей, и в этом процессе личность учителя играет первостепенную роль. К сожалению, практически все, чем сильна была советская школа, сегодня уже не работает. Основные признаки «совковой» ментальности – нетерпимость к альтернативной точке зрения, деление людей на «своих» и «чужих» и «дружба против кого-то». Именно этого нам хотелось избежать, потому что в современном мире с такими качествами выжить невозможно. Для нас важна открытость, умение общаться с разными людьми, понимать и принимать другие культуры.

Впервые идея создания школы появилась у нас с Рубеном в далеком уже 2005 году. Возникла она из желания создать, во-первых, правильную школу для наших детей, а во-вторых, сообщество детей с общими интересами и устремлениями. Тогда в качестве ориентира мы рассматривали британскую школу, но сейчас мы далеко от этого ушли. К тому же за десять лет кардинально изменились идеи о том, каким должно быть образование. Для меня моментом истины стало выступление Кена Робинсона (международного эксперта по развитию творческого мышления и систем образования. – Прим. ред.) в 2007 году на форуме Young Presidents Organization в Лондоне. Он говорил о том, что школу нужно не реформировать, а полностью менять, поскольку существующая система образования создавалась для того, чтобы обслуживать нужды индустриального общества, а мы живем в постиндустриальную эпоху. Это совпадало с моими взглядами, но когда я говорила о необходимости изменений, это воспринималось как фантазии экстравагантного человека. Поэтому мне было приятно услышать схожую с моей точку зрения другого человека, обладающего авторитетом. Тогда об этом мало кто говорил, а сегодня это у всех на устах, и за десять лет произошли большие изменения в понимании того, какое образование нам нужно.

Изначально, когда мы обсуждали разные модели нашей будущей школы, система UWC (международная образовательная система United World Colleges. – Прим. ред.) нами не рассматривалась, к этому мы пришли позже. Когда мы решили делать международную школу в Армении, эта идея встретила всеобщий скепсис: какие иностранцы, кто поедет учиться в Армению?! Поэтому самыми эмоциональными для меня были два момента. Первый – когда бетонные стены нашей школы только-только выросли из земли. Еще вчера это были всего лишь чертежи и макеты. И второй момент – когда я встретила в Дилижане первых студентов из 49 стран мира. Это невероятное чувство.

Наверное, самое большое удовлетворение в жизни испытываешь, когда идея, которая родилась в твоей голове и которую окружающие считали совершенно безумной, если не идиотской, получает материальное воплощение – ты что-то придумал, а потом смог связать разные точки. Конечно, это невозможно сделать в одиночку, без партнеров. Ты опираешься на большую команду, людей, которых ты вдохновил и которые пошли за тобой. Это большое удовольствие – то, что проект совместный, я люблю работать в команде.

Самый сложный вопрос, над которым сегодня все бьются, – что должно давать человеку образование. Ведь мы учимся не для того, чтобы сдать тесты. Большинство людей не любит школу. Для них школа – это что-то скучное и обязательное. Единственное, что нравится, – это встречаться с друзьями, если тебе повезло и у тебя хороший класс. Но ведь образование – это не сидение в классе, а нечто гораздо большее. Конечно, когда речь идет о школе и о детях, за которых несешь ответственность, должна быть некая управляемая структура, особенно если имеешь дело с креативными подростками, которые ищут себя в различных областях. Поэтому очень важен баланс: с одной стороны, структура, в которой четко определены границы дозволенного, а с другой – свобода внутри этих границ. Тогда у детей возникает мотивация что-то делать.

Сейчас мы обсуждаем программу по вовлечению выпускников и студентов в реальные проекты в технологической и других областях. Изменения, которые мы наблюдаем сегодня в мире, создают условия, когда каждый может запустить свой бизнес, не имея большого стартового капитала. У нас учатся творческие молодые люди, нестандартно мыслящие, имеющие большой потенциал и массу свежих идей. Многие из них после выпуска из колледжа, будучи принятыми в престижные международные университеты, берут академический год, для того чтобы начать реализовывать собственные инициативы или участвовать в существующих инновационных проектах.

Проблема стандартизации существующей системы образования заключается в том, что всех пытаются подвести под одну планку. Но ведь все разные, и нужно развивать индивидуальность каждого. Конечно, есть минимальный уровень, которого ребенок должен достичь, но при этом есть и некая дельта – чего он достиг и какой путь прошел при его исходных данных. Например, у нас учится мальчик из Ливана, сын беженцев из Судана, у которого даже не было паспорта и который впервые в своей жизни сел в самолет, чтобы приехать к нам. Для него получить диплом IB (международный бакалавриат. – Прим. ред.) – это невероятный путь. Есть у нас и дети из очень обеспеченных семей, для которых получение диплома IB не является большим достижением, но здесь они попадают в среду, где встречаются с людьми, с которыми в другой ситуации никогда бы не встретились и где финансовое положение их родителей не имеет значения. Для нас очень важно создавать смешанную среду, в которой дети разного социального происхождения с разными жизненными обстоятельствами могут учиться друг у друга.

Для них это какая-то иная реальность. Все они приезжают к нам из своих маленьких или больших стран, меняя свою привычную среду. Это очень мотивированные дети, которые сами чего-то хотят и у которых горят глаза. Уникальность отбора студентов национальными комитетами UWC состоит в том, что внимание обращается не только на достижения, но и на потенциал ребенка, его мотивацию и социальную активность. Поэтому важно, чем ребенок занимается помимо школы. Еще одно важное для студентов UWC качество – готовность воспринимать новое, непривычное и адаптироваться к этому. Это качество очень важно для них и в быту, ведь людям с разными привычками, взглядами на жизнь, отношением к тем или иным проблемам, моделями поведения приходится в течение двух лет жить вместе. Например, у нас учатся ребята из стран Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии, которые стесняются переодеваться при своих соседях по комнате, и скандинавы и латиноамериканцы, которые привыкли вести себя гораздо более раскованно. И всем им приходится взаимодействовать друг с другом. Это очень непростой, но полезный и бесценный опыт.

Уникальность системы UWC в том, что она позволяет каждому оставаться самим собой, в отличие от американских, британских или французских школ, где тебя пытаются сделать носителем доминантной культуры. Одна из ключевых ценностей UWC – “celebration of difference”: то, что все разные, как раз приветствуется. Я не раз слышала от многих студентов, что они узнали собственную культуру лучше, приехав учиться в Дилижан, потому что здесь они представляют ее всему миру и несут за нее ответственность. Они гордятся тем, кто они есть, и при этом умеют общаться с представителями других культур.

Одна из задач нашей школы – развить в детях желание отдавать, созидать. Фраза, которую чаще всего произносят студенты UWC: «Мы хотим изменить мир к лучшему». Жизнь у выпускников UWC складывается по-разному: одни находят себя в международных консалтинговых компаниях (например, в McKinsey много выпускников UWC), кто-то становится прогрессивным министром, очень многие работают в благотворительных организациях. Есть и те, кто уходит в коммерческий сектор, но у них несколько иное отношение к бизнесу – он несет в себе социальную нагрузку.

Если в двух словах определить, чем наша школа является для наших студентов, то это познание себя и личностная трансформация. Через познание себя ты познаешь мир. Человек должен быть в первую очередь интересен самому себе, ему должно быть интересно жить, и при этом он должен уважать интересы других индивидуальностей. Для того, чтобы что-то познать и чего-то достичь, нужно постоянно выходить из зоны комфорта, что очень непросто. Сначала тебе в этом помогают учителя-наставники и школьная среда, и сверхзадача образования, к которой мы идем, – запустить в человеке внутренний двигатель, который будет выталкивать его из зоны комфорта, заставляя постоянно развиваться и познавать новое. Все, кто приезжает в нашу школу, как учителя, так и ученики, – это те, кто вышел из своей зоны комфорта. Представьте себе американского или европейского подростка, который самостоятельно принял решение поехать учиться в Армению! Но и после того, как он здесь освоился, ему предстоит длинный путь, и опыт, полученный в Дилижане, снимает многие барьеры и дает ему импульс на постоянное развитие в течение всей жизни.

Могу с уверенностью сказать, что дети, которые учатся в школах UWC, более открыты миру. Один из выпускников на вопрос о том, что дало ему образование в UWC, ответил, что, окажись он в любой точке мира, у него будет два-три контакта, к кому он сможет обратиться за помощью и поддержкой, поэтому ему не страшно ни путешествовать, ни ехать работать в другую страну. Это дает невероятное чувство свободы. Мне запомнились эти слова, они отражают то, что дает молодому поколению UWC и наша школа – освобождение от страха перед неизвестностью, готовность рисковать и умение видеть возможности в неопределенности.

Перейти на «ты» со Вселенной континент Станислав Кучер

Думается, что по миру наберется не один десяток миллионеров, разбогатевших после публикации книг о том, как получить от мироздания все, что хочешь: деньги, славу, исполнение любых желаний.

Жизнь после исполнения желаний континент Ян Яновский

Праздность — фетиш современного мира. Идеальная жизнь — это вечные каникулы, загорелые серферы, девушки в микро бикини, белый песок на берегу океана. Эту мечту можно реализовать на разных уровнях комфорта — можно все бросить, жить бедно-бедно и заниматься искусством, зато в идеальном климате, можно создать успешный бизнес, выйти в кэш и просто жить в свое удовольствие. Между тем очень немногие выбирают такой путь и еще меньше тех, кто счастлив на нем.

Близость город Ольга Нечаева

Нам кажется, что мы мечтаем о любви или о страсти. Мы думаем, что соблазнительны именно эти яркие переживания, эта боль, эта радость. Поддаваясь соблазну, мы порой разрушаем все вокруг ради недель или месяцев беспамятства, упоительной полноты бытия, величайшей из иллюзий человечества — вечной непрерывной абсолютной любви.