Без суеты

Жизнь — это эмоциональный шведский стол, с которого ты можешь достать все, что хочешь

Город Александр Карабанов

 

Наш мир несовершенен, в нем довольно много зла. Каждый 
человек волен выбирать, остановить его или сделать шаг в сторону, уступив дорогу тьме. Матрица материального в жизни бесконечна; если идти путем возвеличивания этой стороны, рано или поздно увязнешь в ней и потеряешь ориентиры, свой смысл, став адептом потребления или пособником темных сил. О настоящей ценности человеческой жизни рассуждает наш постоянный колумнист, председатель Московской коллегии адвокатов «Карабанов и партнеры» Александр Карабанов.

В фундаментальной теологии заложена мысль о том, что Бог дал человеку выбор. Из этого мы и исходим априори: выбор есть всегда и везде. Возжелавший страстей получит страсти, если же человек хочет святости, то получит ее. Это вопрос решений и тех усилий, которые человек прикладывает на своем пути. Стать жертвой страстей — задача не из сложных: скатиться с горы проще, чем взобраться на нее, преодолевая препятствия.

Оглядываясь назад, понимаю, что время от времени, начиная с самого детства, задавал себе вопрос о выборе, о жизни и ее смысле. Удивительно, но в разные периоды практически одинаково отвечал на все эти вопросы. Безусловно, с возрастом опирался на новый, сформированный опыт, но сам выбор был мне понятен еще в детстве, именно ему я сейчас и следую. Человеческая жизнь — это не о том, какие джинсы ты покупаешь, на каких машинах ездишь. У нее есть более значимые и интересные глубины, но их нужно не только понимать, но и чувствовать, и видеть. Думаю, что рецептор у каждого человека разный — в зависимости от того, чем он свою жизнь наполняет. Способность к восприятию с течением времени может как развиваться, давая совершенно новые вкусовые ощущения, так и деградировать.

У меня есть свой метод, который помогает понять, правильный ли я делаю выбор. Проснувшись утром и вспомнив, что у меня все есть и не нужно никуда бежать, пытаюсь прислушиваться к себе, чтобы понять, чего хочет мое сердце — с какими людьми хочу быть, какие дела хочу делать. Выбор возможен, когда у человека нет ограничений и он вышел из сиюминутной суеты. В большинстве своем люди забивают дни маленькими делами. Это операционка, которая совершенно человека не развивает. Он бегает как белка в колесе, отстреливая недели за неделями, но квантовых скачков не происходит, новых горизонтов нет. От этого возникают кризисные состояния: время идет, ничего не меняется, и непонятно — в чем смысл. Нельзя зацикливаться на сиюминутных шагах, теряя ориентиры, забывая основную линию. Жизнь — это сплошная импровизация, движение, основанное на интуиции и чувстве момента. Даже один и тот же сценарий можно отыграть по-разному.

Жизнь — это эмоциональный шведский стол, с которого ты можешь достать все, что хочешь. И от тебя зависит, что ты готов оттуда брать, а от чего ты должен отказаться. Главное — понимать, что и зачем ты делаешь.

Человек, подобно фотографу, наводит объектив на те предметы, которые он выбрал, которые нравятся. Одни и те же события можно рассматривать через разные призмы: негативную, с помощью которой человек будет сам себя разрушать, либо положительную, которая открывает хорошие стороны в происходящем. 

В первую очередь человек должен выбрать быть счастливым. Внутреннее состояние — это тоже выбор. Человек сам принимает решение, готов ли он поддаться манипуляциям мозга и интерпретировать события, что может положительно или отрицательно влиять на его состояние. Выбрав состояние, в котором он живет, человек выбирает одновременно и то, что он несет людям. Из этого внутреннего ядра складывается вся его жизнь с теми событиями, которые в ней происходят. Отдать можно только то, что имеешь. Обман невозможен, он обязательно раскроется и выльется в разочарование, если за кажущимся позитивом лежит только уныние и пустота. Явный, честный обмен — это шанс для людей выстроить правильные, долгие, счастливые отношения — любые: в бизнесе, дружбе, семье.

Год назад мы улетели на выходные из Москвы и узнали из новостей, что наша квартира горит. Мы летели на пару дней — с собой была только сумка с вещами. На тот момент у нас была съемная дача, на которую нам и пришлось вернуться. Внутренняя работа над тем, как к этому событию относиться, была нелегкой. С одной стороны, мы потеряли очень многое — к вещам невольно привязываешься, они становятся привычными. Если зацикливаться на материи, легко упасть духом — одежда, обувь — все это было уничтожено, пропал весь налаженный быт. Но неожиданно, переехав на дачу и оказавшись на природе, я понял, что у меня началась совершенно другая по качеству жизнь. Мне нравилось то, что я видел из окна. Утренний кофе, который я выпивал, сидя на ступеньках дома, имел совершенно другой вкус. Я познакомился с огромным количеством новых друзей именно там. С тех пор мы дружим уже не первый год, вместе ездим отдыхать. Ребенок жил за городом примерно так же, как я сам жил в детстве: я приходил из школы, бросал рюкзак и на целый день убегал. Дочь стала намного счастливее. Это была прекрасная альтернатива московской жизни, когда дети, придя из школы, сразу садятся за уроки и иногда выезжают в парк погулять. Прежняя жизнь в центре города накладывала свои ограничения. В один из дней, сидя с женой на даче за обыкновенным деревянным столом, мы начали рассуждать. Мы пришли к тому, что наши эмоции, их уровень и качество совершенно не зависят от того, сидим ли мы за итальянским столом, подобным тому, что сгорел в пожаре, или за обычным. Материя в жизни переоценена. Она необходима до определенного уровня, чтобы обеспечивать себя, но тратить драгоценное время на то, чтобы каждый год менять марку машины или летать в Европу за новыми коллекциями одежды, просто глупо. Жизнь точно не об этом.

Пожар поменял мой взгляд на жизнь, ее стиль и ритм. Некоторые вещи по работе решаются хорошей организацией дела, а иные — не имеют совершено никакого смысла: встречи ни о чем, посиделки в кафе, пустые разговоры. В город пришлось вернуться из-за школы, но с тех пор мы всей семьей ждем выходных, чтобы поехать туда, где была переосмыслена жизнь. Человек должен жить с чем-то настоящим. Природа сотворена Богом, тогда как все городское создано человеком, не всегда во благо самому себе. Природа здоровее для нас, натуральнее, естественнее.

Образ жизни при наличии миллиона и ста миллионов одинаков. Тогда зачем множить состояния? Вопрос в обладании большим, которое отвлекает от фундаментального страха — страха смерти. Материальные следы — якоря, которые человек старается оставлять, чтобы обрести иллюзию вечного существования. «Чем больше я имею, тем дольше проживу и сильнее буду все контролировать». Желание контроля идет от отсутствия веры. Если человек верит, эта необходимость отпадает, потому что все подвластно Богу. Все знают, что смертны, но считают, что с ними этого никогда не случится. Таков парадокс вытеснения, порожденный инстинктом самосохранения. Суета, которая сейчас преобладает в мире, — это желание не смотреть на серьезные проблемы, стоящие перед человечеством. Проще думать о последних веяниях моды и моделях автомобилей, чем думать о наступившей экологической катастрофе, искусственно созданных кризисах, преступлениях и войнах. Так мыслит и живет большинство, но не все.

Несколько лет назад мы работали с коллегой Татьяной Акимцевой по одному уголовному делу, представляя потерпевших от «ореховской» преступной группировки. Мы много общались с ней. Татьяна была уникальным человеком: закончила путь к вершине пирамиды Маслоу и могла позволить себе заниматься любимым делом, выбирая то, что интересно. Это тот случай, когда человек через работу несет некий смысловой код, идею. Нам приходили угрозы, что в нашей профессии — часть рутины. Но в тот раз угрозы обернулись страшной реальностью. Татьяну расстреляли. Она знала о потенциальной опасности, но делала свое дело, потому что тот смысл, который она проводила в жизнь через свою деятельность, был для нее более значимым, чем деньги и покой. Человек совершил подвиг, пожертвовав соображениями личной безопасности, действуя во имя идеи. Жизнь таких людей — это о вечном, а не о сиюминутном. Их подвиг — зерно, которое прорастает в вечности, в человеческой памяти. Из этого зерна и растет бессмертная человеческая душа. Только зрелые души, понимающие, что материя — это не единственное, что нам дано, способны на подвиг. Но когда уходят атланты, ощущения, что «небо становится ближе с каждым днем», не избежать.