Быть собой

Классическая музыка — основа всего, всех «музык», которые есть сегодня.

Континент Сергей Мазаев

 

Состоялся ли человек, во многом зависит от того, что он выбирает в тот или иной момент своей жизни. «Хотим мы этого или нет, но каждый из нас вынужден жить в той реальности, которую он сам для себя выбрал», — 
сказал герой одной книги, и с этим сложно поспорить. Однако много ли найдется людей, способных выбрать непростую дорогу и сказать, что они не жалеют о сделанном выборе? Наш новый колумнист, советский и российский музыкант, певец, автор песен, солист группы «Моральный кодекс» Сергей Мазаев — о том, что выбор формирует человека и его судьбу.

Самый запоминающийся выбор в моей жизни был, наверное, тот, что был сделан сразу после армии, — 
бросить профессиональную музыку и поступить 
в Московский государственный университет, кардинально поменяв свою жизнь. Два года ушло на 
изучение английского языка, и в итоге мне удалось поступить. Однако надолго меня не хватило: проучился всего два курса и вернулся в музыку. Вопреки всему казалось, что музыкальная жизнь лучше. Товарищи по армии, которые уже закончили консерваторию, отговаривали меня: «Ты что, ты математик! Зачем тебе нужны эти пыльные ямы?» Это был Советский Союз, восьмидесятый год, Олимпиада, и перспектива сидеть в пыльной оркестровой яме привлекала людей меньше, чем служба дипломатического работника и карьера в государственной международной торговле. Это казалось одновременно эфемерным и перспективным, привлекало как свет в конце тоннеля. Я попробовал идти в этом направлении, поступил в МГУ и не жалею об этом, потому что знания, полученные в университете, мне очень помогли стать тем, кем я являюсь сейчас. Но все же любовь к музыке в итоге победила.
Мой тандем с кларнетом сложился в детстве. Я пошел учиться играть на пионерском горне, чтобы быть в сигнальной команде горнистом пионерской организации. Помимо кружка горнистов там был духовой оркестр. Мне он очень понравился, захотелось в нем остаться. Первое желание было, конечно, стать трубачом, но руководитель, Даниил Матвеевич Чертог, сделал меня кларнетистом, о чем я не жалею. Учителей не выбирают, но наш педагог был не просто преподавателем, но и наставником, который ведет по жизни. Большинство из игравших в оркестре были безотцовщиной из неполных семей или семей с отчимами. Он был для нас отчасти еще и отцом. Заботливый, справедливый и очень добрый человек, Даниил Матвеевич воспитывал нас своим примером. Сам он был мундштучный музыкант — тромбонист, а меня послал учиться на кларнет к Натану Анатольевичу Веселому. Я до сих пор помню произведения, которые изучил в музыкальной школе, и иногда их даже играю — канцону Танеева, концертино Вебера и другие.

Возможности музыканта зависят от того, как он учился. Если он учился фундаментально, знает язык музыки, умеет читать ноты, знает сольфеджио и его образование полноценно, этому человеку все равно где работать — классика, рок, джаз — он может все. Выбор конкретного направления — это уже следующий этап. Джазовые музыканты у нас в основном все профессионалы и учились классическим образом. А рок-музыканты в большинстве своем — это музыканты самодеятельные, которые развиваются своим путем, у каждого свой стиль. Многие достигают потом высокого профессионализма, но некоторые так и остаются самодеятельными всю жизнь. И это все происходит абсолютно одинаково на Западе и у нас. Разница только в степени цивилизованности общества. Так что вопрос только в том, насколько человек образован или необразован.

Сейчас такое время, когда многие выдают себя за то, чем они на самом деле не являются, и сами себя назначают продюсерами, актерами, журналистами и музыкантами, не имея соответствующего образования. И это раздражает меня в людях больше всего. Ложь самим себе, всем окружающим. К явлениям такого порядка относится фонограмма и вся фальшивая деятельность вообще.

Самодеятельный вал очень большой, и в нем особняком стоит небольшой процент качественных специалистов. Их хорошо видно, не нужно никаких объяснений — они спокойно могут себе позволить быть самими собой. В таких людях меня привлекает открытость, когда человек настоящий, как и то, что он делает. К таким людям относится Григорий Перельман — один из самых великих русских людей еврейского происхождения, — он мой кумир.
Пока мы росли, мы любили Queen, Deep Purple, Led Zeppelin. Но сейчас в моих наушниках Бах и Дебюсси, потому что классическая музыка — основа всего, всех «музык», которые есть сегодня. В начале девяностых и нулевых я снова взял в руки кларнет — спустя двадцать лет — и начал потихоньку заниматься. Потом у меня возникла идея создать оркестр, где можно воплотить то, что мы не играем в «Моральном кодексе», репертуар которого — песни оригинальные, только те, что мы сами придумали. Это не совсем правильно — можно было бы играть много другого по-своему. Но так уж у нас повелось, что мы играем только то, что родилось в рамках нашего коллектива. Будучи музыкантом широкого профиля, духовым кларнетистом, я играл и воспитывался в оркестрах, в армии служил в очень хорошем духовом. В симфонических тоже в свое время немного, но поиграл. В итоге захотелось воплотить свою мечту играть на кларнете в сопровождении струнных инструментов, потому что это самое высокое наслаждение, которое для меня существует. Я нашел очень хороших девчонок-скрипачек. Девушки — это чтобы было еще и приятно смотреть, красиво. Они замечательные, настоящие музыканты — все с высшим образованием, после аспирантуры. Выше среднего уровня — это абсолютно точно: люди, работающие в лучших оркестрах. Для меня они стали прекрасными учителями — выше меня по уровню, образованнее, с ними приходится и получается расти. Спустя четыре-пять лет совместных репетиций я стал как музыкант значительно лучше, чем был. Они все педагоги, имеют возможность преподавать и знают, как это делается. “Queentet” помогает мне проделывать путь к истокам, к классике. Мы с ними и с Чайковским, Моцартом, Дворжаком, Найтом и другими плывем против течения в то время, когда многие представители академического искусства переходят в популярное.
Мне хочется сказать нынешнему поколению музыкантов, чтобы они не теряли время в молодости и, поступив в музыкальное училище или любой другой вуз, досконально изучили все предметы, потому что потом на это не будет времени, а знания абсолютно точно делают любого человека богаче, счастливее и улучшают его жизнь — самое ценное, что сейчас есть во всей вселенной для каждого из нас.