Шоу продолжается

— Когда ты занимаешься любимым и интересным тебе делом и не думаешь об этом, потому что тебе элементарно некогда, все происходит так, как хотелось>.

Страна Александр Сирадекиан

 

В наше время минимализма страшно быть «слишком» ярким и оригинальным, но желание быть привлекательным все равно остается — такое человеческое и понятное. Нужда в классике ощущается в трудные времена как никогда. Заставить традиционные формы стать свежими и запоминающимися под силу только настоящему художнику. Александр Сирадекиан, наш новый колумнист, российский дизайнер женской обуви и создатель бренда Aleksandersiradekian, рассказывает о быстротечности моды, традициях, классике и своих истоках.

Есть страны с развитой индустрией моды, которые традиционно считаются ее законодателями. В нашем случае получилось наоборот: несмотря на то что данная индустрия в нашей стране только становится на ноги, наш бренд любят и покупают в Европе и не только. Кажется, что успех пришел сам — я не придумал ничего нового, никакого велосипеда не изобрел, все делается по традиции. Город, в котором я родился, имеет древнюю культуру шитья туфель — Тбилиси и Ереван всегда славились своими обувными ателье. Мне повезло, моя жизнь начиналась там, где эта культура существовала, жила и была нормой.

Cемья у нас небольшая: мама, папа, я и брат, — но у меня было много бабушек — одна по материнской линии и шесть по отцовской, поэтому ощущение большой семьи было всегда и сохраняется у меня до сих пор. Бабушки жили с нами в одном доме. Четыре из них — в квартирах несколькими этажами ниже. У нас никогда не закрывалась дверь: в дом приходили родные, друзья, гости, соседи.

Мои бабушки были все красавицами, всегда следили за модой и стилем, а это означало обязательные визиты к лучшим мастерам частных обувных мастерских. В детстве я очень любил сопровождать их. Обсуждение новой пары было настолько творческим и завораживающим, что захватывало дух, хотя сам процесс был неспешным. Традиция такова: мастера встречают клиентов, пьют вместе чай или кофе, ведут светскую беседу. Далее показывают новую, только что доставленную кожу, демонстрируют популярный в этом сезоне дизайн. В один прекрасный день, когда одна из бабушек собиралась идти за новой парой — мне тогда было пять или шесть лет, — я предложил ей показать идею собственного дизайна хозяйке мастерской. Бабушка не отказала любимому внуку, и таким образом первый эскиз обуви был сделан мною в пять лет. Вариант, предложенный мной, понравился всем: хозяйке, бабушке, ее сестрам, маме и другим клиенткам. Тот факт, что мне не отказали тогда, оказался очень вдохновляющим и сыграл значительную роль в дальнейшем. После этого меня увлекло рисование, я много занимался рисунком. На балконе была сделана настоящая маленькая мастерская с комодом и масляными красками. Мне было не интересно бегать по дворам с другими детьми: я рисовал. Позже поступил в Академию художеств, которую не смог закончить из-за войны в Грузии. Семья тогда переехала в Москву, где мы позже познакомились с Асланом и Давидом и где родился очень яркий и запоминающий проект Fresh Art, который просуществовал пятнадцать лет.

С ребятами мы большие друзья, но с 2012 года каждый из нас выбрал свой творческий путь.

Постепенно и, наверное, неизбежно случилось так, что прерванный войной путь продолжился. Все переросло в смысл жизни и в работу, которая приносит не только удовольствие, но и средства. Если ты целенаправленно ждешь успеха, можно очень долго прождать. Но когда ты занимаешься любимым и интересным тебе делом и не думаешь об этом, потому что тебе элементарно некогда, все происходит так, как хотелось.

Два года я, не зная языка и не имея знакомств, летал  в Италию в поисках обувных фабрик. Мне отказывали во встречах, не говоря уже о запуске тиража. Однажды, добившись встречи с громкой фабрикой, я показал свои идеи и эскизы первой коллекции. Собрался консилиум громко и эмоционально говорящих итальянцев, и мне было сказано, что мои эскизы невозможны и не соответствуют правилам кроя. Я не отступил, взял слово и убедил членов консилиума в своем знании процесса кроя. Вопрос о сотрудничестве был решен.

Поначалу у нас была небольшая команда — моя жена и я. Команда росла вместе с нашей старшей дочкой, которая провела часть детства на фабриках, играя с каблуками. Нянь и гувернанток нас не было и нет. Сдача первой коллекции выпала на летнее время — самый разгар купального сезона, на улице стоял жаркий июль, а у нас был жесткий дедлайн. Я понимал, что должен сделать все сам, иначе нам грозила задержка в месяц августовских каникул. Пришлось работать на фабрике с видом на недосягаемое море, находившееся всего лишь на расстоянии вытянутой руки. Предполагалось, что придется контролировать только прием тиража, а на деле пришлось каждую пару первой коллекции «туфель с челками» стричь и причесывать своими руками.

Работа начала приносить заказы на наш бренд и на меня лично как на дизайнера. Так появилось несколько коллекций обуви, сделанных мною для разных итальянских брендов. Мы не замечали течения времени, и однажды наступил тот самый момент, когда и я проснулся в другой реальности.

Катя Мухина, которая сейчас является главным редактором журнала ELLE, заставила нас открыть инстаграм бренда, сказав, что без этого сегодня нельзя. Вечером позвонила и спросила, сколько в нем подписчиков. «Я и моя жена Лиза», — ответил я. Тогда Катя сделала пост. Наши туфли сразу пришлись по вкусу многим — люди делали репост за репостом. За одну ночь Инстаграм, на который были подписаны двое, обрел десятки тысяч подписчиков. Когда с тобой неожиданно происходит чудо, это рождает странное ощущение: почти страшно находиться дома в такие моменты одному, когда не с кем немедленно поделиться случившимся.

Нечто подобное случилось и позже — на международном уровне, когда французский L’Officiel, в котором у нас нет никаких личных знакомств, включил наш бренд в список пятнадцати новых законодателей моды. В такие моменты просто сидишь в тишине и улыбаешься в экран. Для того чтобы не терять чувство реальности, беру совершенно чистую тарелку и мою ее — так легче приземлиться. И только после этого с ощущением, что сделал что-то полезное и земное, снова прихожу к экрану, включаю его и опять смотрю — уже более детально.

Осознание, что ты это можешь, приходит в такие моменты и озаряет даже самый дождливый день. Мы выпускаем четырнадцатый сезон — снова успешно — людям нравится то, что мы делаем. Мода — быстротечный и имеющий очень короткий срок годности бизнес. Этот срок увеличивается, если люди находят красоту и элегантность в твоем видении деталей на классической основе. «Show must go on» — пока я это чувствую, могу и делаю, а дальше — новый сезон.

— Когда ты занимаешься любимым и интересным тебе делом и не думаешь об этом, потому что тебе элементарно некогда, все происходит так, как хотелось>.