Жизнь на всю оставшуюся жизнь

Мир периодически поражают новости о том, что люди в возрасте восьмидесяти, девяноста, а то и ста лет совершают какие-то невероятные, казалось бы, для своего возраста вещи.

Страна Дмитрий Ямпольский

 

Мир периодически поражают новости о том, что люди в возрасте восьмидесяти, девяноста, а то и ста лет совершают какие-то невероятные, казалось бы, для своего возраста вещи. Заканчивают школу балета и прыгают с парашютом, покоряют горные высоты и участвуют в автогонках. Но это скорее исключение из правил — зачастую пожилые люди даже не выходят из дома. И кажется, виной тому отсутствие возможностей жить так, как они, может быть, хотели. О своем новом проекте, открывающем новые возможности тем, кто в них нуждается, но пока их не имеет, рассказывает наш колумнист, бизнесмен, председатель правления фонда «Вера» и соучредитель фонда «Друзья» Дмитрий Ямпольский.

Однажды, решив полетать в Шотландии на планере, я отправился на аэродром. Хотя я и занимаюсь этим спортом давно, нельзя просто взять планер и полететь, даже если умеешь им управлять — обязательно нужен инструктор. Моим проводником в небо тогда оказалась восьмидесятилетняя бабушка, чья история отложилась в моей памяти.

Она рассказала мне, что была ученым-биохимиком, раньше занималась наукой, работала в лаборатории, а потом вышла на пенсию и думала, что на этом закончилась активная часть ее жизни, что пора сидеть с внуками, выращивать цветы и тому подобное, пока в один прекрасный день не оказалась на планерном аэродроме. Она увидела, как потрясающе красивы планеры и решила научиться этой красотой управлять — и уже двадцать лет работает инструктором по планеризму. Ее история — пример того, что останавливаться никогда не нужно, что с переходом определенной возрастной черты жизнь не должна останавливаться.

Никто не знает, сколько лет отведено каждому из нас, но совершенствование медицины с каждым годом в разы увеличивает в мире число пожилых людей от семидесяти лет и выше. И несмотря на это, для людей такого возраста, по сути, создано не так много, в отличие от других возрастных групп — детей, людей молодого и среднего возраста, для которых мир придумал огромное количество продуктов и услуг. Для пожилых же людей существуют дома престарелых, пансионаты и санатории, какие-то гольф-курорты, но потребность в развитии индустрии для комфортной жизни пожилых людей огромна. Что больше всего меня беспокоит — с определенного возраста люди перестают интегрироваться в нормальную социальную жизнь, им сложно, например, пойти учиться, а опыт и навыки, которые они приобрели за жизнь, оказываются никому не нужными.

Мой новый проект призван разрушить границу, отделяющую людей в возрасте от тех, кто еще не дожил до их лет, — дать возможность пожилым людям жить интересной, полноценной жизнью и быть востребованными. Сейчас я создаю компанию, которая будет направлена на работу с людьми в возрасте от 70-ти лет и выше и будет разрабатывать продукты для их жизни — мы хотим как можно больше расширить их возможности. Одна из самых нужных и важных, на мой взгляд, — это возможность учиться и учить; если бы я выбирал, где построить жилой комплекс для пожилых людей, я бы построил его в университетском городке, чтобы они жили не в закрытой резервации, а среди людей разного возраста. Мне кажется крайне важным иметь возможность и обучаться, и обучать других, быть востребованным.

В Великобритании появился замечательный проект — бизнесмен из Индии создал онлайн-приложение, которое позволяет индийским детям бесплатно учить английский язык по Skype, общаясь с британскими пенсионерами. Приложение вызвало колоссальный интерес не только у детей, желающих выучить английский, но и у пожилых людей, нашедших себя в этом проекте и встретивших в нем друзей. В их жизни появился новый смысл — они просыпаются утром со знанием того, что встретятся со своими учениками, малышами из Индии, они знают об их делах, интересуются ими, а самое главное — чувствуют себя востребованными.

Дома престарелых, конечно, тоже важны и нужны, хотя для таких заведений я бы придумал иное название — с моей точки зрения, их формат должен быть максимально современным, динамичным, в них нужно поменять идеологию и, как мне кажется, сделать ее созвучной с идеологией фонда помощи хосписам «Вера»: жизнь на всю оставшуюся жизнь. В таких заведениях люди должны продолжать жить, а не доживать.

Между жизнью человека физически активного, работающего, и жизнью человека, вышедшего на пенсию, не должно быть забора. Они — это мы, мы — это они.

Лет десять назад я не особо думал об этом. Но когда я стал заниматься благотворительностью, то увидел, как велика пропасть, о которой я говорю, и как много нужно бороться, чтобы обратить внимание общества на людей, хоть немного отличающихся от здорового человека в полном расцвете сил. Сегодня я бы хотел, чтобы люди имели равные возможности вне зависимости от возраста, финансового положения, а также того, может ли человек ходить или он передвигается в инвалидной коляске. И нам нужно проделать огромный путь для того, чтобы и здоровых, и нездоровых, и молодых, и пожилых людей принимали как равные части общества. Потому что таковыми они и являются.

— Между жизнью человека физически активного, работающего, и жизнью человека, вышедшего на пенсию, не должно быть забора>.