Чтобы история продолжалась

Не дать городу превратиться в стекло и бетон, сделать так, чтобы история продолжалась

Страна Сергей Матюхин

Дом — это не здание, ведь нам хорошо и в деревне у бабушки, и в мегаполисе. Дом — это там, куда тебе хочется возвращаться, приглашать друзей, где приятно проводить время, где ты видишь, как растут, развиваются и взрослеют твои дети. Там ты можешь закрыться от всего мира и чувствовать себя в безопасности. Что-то из разряда внутренних ощущений: то, что принадлежит тебе, твоим близким, считает наш колумнист — генеральный директор девелоперской компании KR Properties Сергей Матюхин.

Мы много переезжаем с семьей — третий раз за полгода. Привычную и размеренную жизнь за городом сменили на динамичный, но тихий центр. Рождение детей диктует новые правила игры. Когда разрабатывали проект жилого квартала «Рассвет», дома лежали принесенные из офиса наши проспекты с сумасшедшими фасадами — еще пара поколений точно будет восхищаться этим домом. Жена увидела и спросила, почему мы в нем не можем жить. Возражений у меня не было, так и сделали. Привыкли к месту и полюбили его: Малая Грузинская — кусочек нетронутой Москвы. А когда построили апартаменты с великолепной террасой и пятиметровыми потолками, переехали туда. Теперь это наш дом.

Проекты KR Property начинаются с площадки в Москве и угла зрения на нее: мы оцениваем, что люди привыкли в этом месте делать, каковы их потребности. Жить, работать, хранить или производить. Если район промышленный, то не надо плыть против течения и идти против привычного ментального отношения к этому месту. Нужно делать «промку». Если это парк и хорошее прогулочное место, здесь можно сделать пансионат для пожилых людей. Идея рождается как инсайт, и нескромно замечу, что именно поэтому у нас пока не было ни одного неуспешного проекта за всю историю компании. Локация, востребованность и чутье акционера на хорошие перспективные места решают всё. Важно видеть, как это будет выглядеть через три, пять, десять лет.

В проекте клубного дома Kuznetsky Most 12 by Lalique мы не стали уходить от того, чем район и здание были исторически. Кузнецкий Мост — одна из старейших улиц Москвы. Ее название сохранило имя моста через реку Неглинную. С XVIII века это была главная торговая улица Москвы, которая славилась магазинами, ателье, книжными лавками, фото-ателье и ресторанами. Центром притяжения и архитектурной доминантой на Кузнецком Мосту был торговый пассаж Попова с доходными квартирами на верхних этажах. В проекте реставрации этого здания мы сохранили торговую часть и будем развивать ее как мультифункциональную. На первом и втором этажах будет галерея бутиков, на верхних — апартаменты и пентхаусы. Люди привыкли там жить и покупать все самое лучшее, значит пусть там и покупают. Есть экономика проекта и эстетика здания, и в этом плане мы не лишены амбиций — создать лучшее из существовавшего ранее на рынке. Место позволяет: это одна из трех самых узнаваемых улиц Москвы. Рядом ЦУМ, Большой театр, Красная площадь. Нужно дополнить его набором факторов, которые сложно будет кому‑то повторить.

Мы были первыми девелоперами, кому пришло в голову пригласить в коллаборацию французский Lalique. Процесс выбора бренда занял восемь-девять месяцев. Многие хотели увековечить свое имя на одной из главных улиц столицы. Вопрос был решен в пользу бренда, который создает дорогой и изящный хрусталь. Много предметов и деталей будет сделано и изобретено специально, поэтому мы верим в успех. Идея, заложенная в дом, — первый важный фактор, влияющий на результат. Нам нравится, как продвигается дело.

Понятие «элитный» зиждется на многих важных составляющих. Сегодня оно довольно серьезно размыто благодаря нашим конкурентам-девелоперам: каждому хочется примкнуть к высшему эшелону, добавив себе регалий. Появились классы и подклассы элитности, в особенности расширились территориальные рамки. По моему твердому убеждению, элитное жилье не может находиться за пределами Бульварного кольца. Максимум — это исторические сублокации в виде Остоженки, Пречистенки, Патриков. И не далее чем до Садового. Локация — второй важный фактор успеха.

Третий важный фактор — количество квартир или апартаментов и соседей в доме. Kuznetsky Most 12 by Lalique — сложный проект, с точки зрения девелопера. Эта форма задана исторически, ее нельзя изменить. Ты не можешь сделать другие фасады или внутренние архитектурные решения, а потому объем работы возрастает в два-три раза. Kuznetsky Most 12 состоит из трех небольших домов с фасадами улицы Кузнецкий Мост и Пушечная и во внутренний двор. Три входные группы отличаются интерьерными и цветовыми решениями, но выдержаны в одной стилистике ар-деко и ар-нуво. Три дома, сочлененные в одном, дали нам возможность минимизировать количество людей, которые пользуются одной входной группой, паркингом и пересекаются друг с другом. В каждом доме от 17 до 25 апартаментов.

Ну и основное в нашей идее будущего дома -строится вокруг пяти чувств, с помощью которых человек контактирует с окружающим миром. У каждого дома, как у человека, свой запах. Помните это чувство, когда зашел в дом, где вырос, сделал первый вдох и мгновенно кинематографической раскадровкой нахлынули воспоминания из детства? В Kuznetsky Most 12 за ароматы отвечает Lalique — будут созданы свои запахи для каждого дома. За вкус будет отвечать тоже Lalique: планируются бар и ресторан by Lalique. Глаз порадуют архитектурная красота, исторические интерьеры, искусство игры света, блеск хрустальных предметов. Большой театр подарит радость одному из пяти чувств — слуху — и позволит насладиться оперой или балетом на музыку Чайковского. Достаточно будет просто выйти из дома и сделать пару шагов. Тактильные ощущения дадут натуральные, приятные на ощупь материалы, из которых будет создан дом.

Для меня дом пахнет детьми, семьей, парфюмом любимого человека, когда вы собираетесь на ужин где‑то в центре. В нем всегда живет эмоция, которую я описал бы с помощью слова «тепло». Мне нравится вид из моего окна в «Рассвете», архитектура этого дома. Шестое чувство в доме — это любовь, без которой мало что имеет смысл. Ты даришь ее семье, детям, пропитываешься ею сам, ее дарят тебе в ответ. Без этого никуда. Наверное, поэтому я ощущаю ответственность за то, какими будут наши новые дома, хорошо ли в них будет жить тем, кто любит свою семью и хочет, чтобы в доме всегда сохранялось тепло.

Иногда испытываю гордость за то, что уже сделано. В проекте «Красная роза» есть галерея Жиро. Одна часть дома жилая, а другая — галерея одного из владельцев фабрики, которая существовала изначально. Мы отреставрировали памятник, восстановили все по архивным чертежам, роспись воспроизводили два с половиной года. Через какое‑то время нам написали живущие всю жизнь во Франции родственники Клода-Мари Жиро. Его правнучке около семидесяти лет. Мы встретили их большим столом по‑русски. Правнучка ходила по дому и останавливалась, делясь воспоминаниями, которые у нее вызывали детали интерьера. Камин, о котором рассказывала ей бабушка, ангелочки по углам.

Моя дочь ездит со мной по выходным по стройкам и начинает разбираться, как все должно выглядеть, видит мою работу и тоже гордится мной. Наверное, для таких моментов мы и работаем. Сохранить связь времен, передать детям и другим людям своим примером и отношением всю ценность этого. Не дать городу превратиться в стекло и бетон, сделать так, чтобы история продолжалась.