Дышать свободно

«Выбор того, что будет происходить в ее реальности, всегда за женщиной»

Страна Татьяна Акулич

Как не порезаться бритвой Оккама, отсекая в своей жизни то, что может ранить близкого человека, — этот вопрос в той или иной форме задавал себе каждый. Свобода одного почти всегда приводит к нарушению границ другого. О том, как совместить ее с потребностью в близости с партнером, рассказывает наш постоянный колумнист, коуч, специалист по транзактному анализу Татьяна Акулич.

Одиночество, словно эпидемия, охватило сегодняшнее общество, стало символом эпохи. Парадоксальным образом мы всегда на связи, но это не означает — вместе. При этом исследования показали, что физическое присутствие не так важно. Если человека нет рядом, с ним можно поговорить в мессенджере. Но и это совсем не обязательно: можно разговаривать мысленно. Для нашего сознания, как выяснили ученые, не имеет никакого значения, произошел ли диалог в реальности или мы обсудили какие-то моменты в воображении. Иногда невозможно напрямую связаться с адресатом хороших слов или критики, и тогда человек может прибегнуть к такому вполне действенному методу. Но это уже история о терапии. 

Мне приходилось отвечать на вопрос о том, почему сейчас так много одиноких людей. И здесь мир делится на инь и ян. У мужчин очень сильна базовая потребность в доверии к женщине, с которой они вступают в партнерские отношения. Страх сближения может не оставлять их очень долго. За веру в надежность мира и безопасность ребенка отвечает мать. Сценарий, антисценарий и контрсценарий отношений с нею может быть взят этом случае за основу понимания нарушений. Доверие равно открытости, а открытость — уязвимости. Страх быть самим собой и быть из-за этого отвергнутым заставляет избегать привязанности. 

Женщины другие: мы тоже боимся отвержения, но желание близости перевешивает. Мы более храбрые, смелые и решительные в отношениях и в жизни. Выбор того, что будет происходить в ее реальности, всегда за женщиной. Ей могут мешать встроенные программы, которых она не осознает. Но если женщина по-настоящему захочет, чтобы конкретный мужчина сделал определенные вещи, он их сделает. Однако настоящие желания требуют глубокой осознанности. 

Олег Худзиев, один из моих учителей, краниосакральный терапевт, остеопат, работающий с ментальной энергией и соединяющий тело, ум, сердце и душу людей, однажды сказал мне: «Спонтанность — рупор желаний души». Когда мы принимаем внезапные решения, она реализует то, чего истинно хочет. Понять, настоящее ли это, можно, когда схлынет первая волна радости. Нас всю жизнь учат стереотипам о любви, но оказывается, что она совсем о другом. Слышать и понимать себя, быть честным и откровенным с собой. Только тогда ты транслируешь это миру, а мир отражает тебя и возвращает все сторицей. 

Отношения между двумя людьми — это очень непростая тема. Прежде всего она связана со свободой и личными границами. Что делать, когда один человек имеет глубочайшую внутреннюю потребность путешествовать, любит сорваться с места и улететь в другую страну по велению души, а второй считает это предательством и доказательством ненадежности партнера? Когда один человек буквально искрит спонтанными идеями и может легко и быстро оказаться на другом конце земного шара, а второй статичен и тяжело воспринимает перемены, быть вместе очень непросто. «Привет, мне позвонила подруга из Барселоны, я лечу туда этим вечером на пару дней!» А для другого это шок: как такое возможно? «It’s okey, я просто купила билет и сегодня буду ужинать в другой стране», — искренне недоумевает первый. Что выбрать: быть счастливой по такому параметру женской гендерной социализации, как наличие мужчины рядом, чтобы из этого выросла семья и появились дети? Но как быть со свободой? Как быть, если партнер не удовлетворен, ведь любовь вполне может существовать на фоне фрустрации у одного из двух человек? Поиск золотой середины — большая и серьезная история. 

Как бы мы ни назвали наши чувства, они точно не должны быть про желания и ожидания от другого. Как правило, последние не совпадают, возникают взаимные обиды и упреки. Только пройдя через определенный опыт и понимая, как все устрое­но, начинаешь осознавать, что все претензии мы предъявляем по неверному адресу. В этот момент мы не удовлетворены сами, но не можем себе в этом признаться и транслируем свое чувство на другого. И тут возникает вопрос о том, как ты относишься сам к себе. Но что такое любовь к себе? Наверное, это купить билет на Бали или в Испанию, даже если это не нравится твоему партнеру. Настоящее чувство не даст претендовать на личное пространство другого человека. Подчинение своим интересам не может быть названо истинной любовью. 

Комфортные партнерские отношения сегодня — это совершенно новая, пока еще только формирующаяся область. Домострой устарел и ушел в прошлое, мужчины и женщины больше не вынуждены сохранять союз во имя экономической и защитной цели. В отношениях как никогда важен воздух, возможность побыть с собой, отдельно от значимого другого. Идеальная для меня и многих современных людей модель: два дома — семейный и личный, в котором можно побыть одному, чтобы никто не бегал за тобой и не искал. Очарование модели в том, что она дает возможность чему-то очень важному и ценному сохраняться. У каждого есть свобода, никто друг друга не контролирует, у обоих партнеров есть право делать или не делать что-то. Именно так мы можем показать, насколько ценен для нас человек, в этом и состоит основа понятия «любовь». Дать двоим возможность каждый раз выбирать друг друга снова и снова. И право однажды сделать иной выбор. Очень трудно понять эту мысль и еще сложнее ее принять. 

Это про контекст, в котором для обоих существует только один выход: вырасти в личную автономию, создать внутреннюю точку опоры. Быть независимым от того, что диктует внешний мир, очень важно. Только тогда можно прийти к партнеру и сказать ему: «Я хочу каждый день выбирать тебя». Только свободный человек может выбирать. Несвободный все больше и больше цепляется за то, что его не устраивает. Любовь — это свобода. 

Нам нельзя быть сапожниками без сапог: очень важно понимать, что с тобой все в порядке, чтобы работать с другими людьми. Я хожу на терапию: было много встреч с транзактным аналитиком, чтобы видеть изнутри и снаружи, как это работает. Волшебно. Это игровое искусство без истории: отличие от классического анализа в том, что никто не возвращает тебя в прошлое. Не нужно вспоминать, что было в твои три или пять лет. Ты существуешь на уровне того, что у тебя есть сейчас, происходит с тобой сегодня. В этой реальности существует все то, за чем классический аналитик погружался вместе с исследуемым в его детство. Здесь можно наблюдать все, что с тобой происходило тогда. В этом красота транзактного анализа: просто изучай свою жизнь. Здесь и сейчас ты существуешь на всех уровнях. Правы философы, говорящие, что времени нет. Внутри каждого человека существует некто, кого мы можем назвать ­«я истинный». Это настоя­щее — тот, кто за штурвалом корабля-тела, внешней оболочки. 

Зачем приходят в терапию? Самый глубокий и частый — запрос на формирование внутренней свободы. Я уверена, что это вообще самое важное, что можно иметь в жизни, — ценность номер один. От свободы многое может прорасти: и любовь, и принятие, и доверие, и чувство безопасности, и спонтанность. Все это имеет ядро — свободу. Автономия — отдельность от другого — бесценна. 

Между двумя людьми важен в этом баланс, ­потому что, когда один укрепляется, находит опору, второй может почувствовать перевес, ощутить нехватку драмы, эмоций. Это болезненный и тяжелый процесс, поэтому не всегда есть силы у второго человека его пройти. Отрезать, сказать: «Все кончено, я так решил», — это акт воли, который подобен тому, когда нет сил лечить рану и человек отсекает руку. Это не истинное решение, это даже ближе к отказу от принятия решения: раз ситуации нет, то нет и проблемы, нечего решать. 

Настоящим становится только тот путь, когда опускаешься на самое дно, туда, где безумно страшно, отталкиваешься изо всех сил и начинаешь расти. Есть термин «взаимозависимость» и другой — «созависимость». Второй — симбиоз, когда ты настолько зависим от присутствия другого человека, неважно, какое оно, главное, что он есть. Первый термин — это про поддержку, про взаимную заботу, про то, как я могу помочь тебе, чтобы ты мог помочь мне. Когда ты не предвкушаешь, но предугадываешь желание другого человека и хочешь его удовлетворить не из позиции «радуй другого», а потому что тебе истинно этого хочется, ты сам этим удовлетворишь свою потребность. Это взаимозависимость. Многие не доходят до нее, потому что это большая работа. Начинаются сложности, недопонимание, «качели».

Если внутреннее влечение друг к другу прошло, то сохранять нечего. Но многие отношения небезразличных друг к другу людей можно бы было спасти. Очень много людей, которые испытывают чувства друг к другу. Их отношения можно излечить, сделать здоровыми. Не больными, когда тебе нужен кто-то другой, чтобы закрыть что-то свое, а трансформировать в потенциал. Транзактный анализ — надежный способ, дающий такую возможность.