Истина в друзьях

Каждый из нас ­— личность и этим ценен

Город

Есть люди-демиурги, создающие свои миры, в которых хорошо и тепло другим. И это прекрасно удается владелице бренда Palais Royal, финалистке конкурса EY Enterpreneur of the Year, Леди России, Юлии Евдокимовой. Возможно, потому что она часто бывает там, где вьется древняя виноградная лоза, насыщенная ярким солнцем, и главное — взращенная удивительными людьми, друзьями нашей колумнистки.

Своих давних друзей мы любим безусловной любовью, не оставляя за ними никаких внутренних долгов, не задумываясь о том, кто кому должен, не ожидая ничего взамен сделанного. Я просто люблю друзей из детства, которые видели меня в моменты роста и становления. Мы проводим время вместе, помогаем друг другу, стараемся быть полезными своими связями и талантами. Каждый из нас ­— личность и этим ценен. Это не рубль в карман, материальной основы здесь нет. Мне дорога мысль, что такие люди до сих пор со мной. Мы меняемся, но нам по‑прежнему хорошо от того, что мы вместе. Понимание и участие — основа настоящей искренней дружбы. Общество и социальный статус в какой‑то момент закрывают от тебя искренних людей: не всегда очевидно, зачем тот или иной человек выражает тебе симпатию. И тогда люди, которые рядом с тобой долгие годы, становятся компасом и ориентиром на твоем поле. Мы развиваемся вместе на духовном уровне.

Второй круг тех, кто важен для меня, — люди, которые были со мной с момента создания компании Palais Royal. Они приходили на новом этапе моей жизни и видели меня совершенно другой — состояв­шейся в качестве предпринимателя. Они сопереживают и радуются успехам, здесь нет места зависти, соперничеству, борьбе. Есть фундаментальные человеческие отношения, основанные на изначальном принятии друг друга такими, какие мы есть, на ощущении, что человек тебе близок душой, идеалами, стремлениями. Все мои друзья этого круга — личности. Отсюда неизбежное движение вперед, развитие, амплитуда маятника все больше, и в какой‑то момент наши траектории пересекаются. И в такие периоды я отдаю огромное количество тепла и энергии, поддерживаю других эмоционально.

Сегодня клубное сообщество Palais Royal стало пространством, которое объединило всех: моих друзей, и клиентов, и новых людей, которые приходят в мою жизнь, и виноделов, которые приезжают в Россию. Это фундамент для деятельности, место, куда можно приходить и созидать. Это состояние, энергетически теплая история, эгрегор которой дает возможность людям увидеться и пообщаться. Посетив наши мероприятия, гости понимают, что им хорошо в компании знакомых и даже незнакомых людей, связанных общим уровнем интеллигентности и интересов. В клубе завязываются отношения, которые потом перерастают в совместные бизнес-проекты. Человеческое тепло — это самый сильный ресурс, который подталкивает нас к личностному росту. Тепло, комфорт и польза — именно эти три составляющие мотивируют человека прийти к нам еще раз. Мы не просто хорошо проводим время: получаем знания о вине, прекрасно ужинаем с качественной гастрономией и концертной программой. Новая культурная программа предполагает литературные и исторические чтения. Эта социокультурная составляющая позволяет людям развивать в себе неожиданные таланты: декламировать стихи, петь, наслаждаться танцами— раскрывать себя с творческой стороны.

Третий круг друзей — виноделы. В мою жизнь пришли великие энологи, которые поверили в меня и сказали: «Да, ты растворена в том, что ты делаешь. Мы видим, что это главное в твоей жизни, источник энергии, из которого сторицей воздастся и нам. Пусть твое дело процветает».

В 2005 году я заключила первый эксклюзив с Южной Африкой. Первым эксклюзивным поставщиком из ЮАР стал мой друг, миллиардер Престон Хаскелл. Виноделие является одним из направлений его успешной деятельности. Он купил виноградное хозяйство Dombeya на склонах гор Хайдельберг, расположенных в сердце местности, известной как «Золотой винодельческий треугольник» в Стелленбоше. Престон Хаскелл пригласил великого энолога Риани Стридом и поднял виноделие на высочайший уровень. Их вина Phoenix, Haskell 2 — лучшие вина ЮАР. Тринадцать разных терруаров, на которых методом купажа получаются потрясающие моносепажи. Разнообразие земель с разной почвой, минеральностью, подземными источниками, количеством осадков и климатом оказывается в одной бутылке. Моносепаж шардоне с 2006 года — лучший в ЮАР. На российском рынке Dombeya не была бы представлена, если бы не Palais Royal.

У меня есть друг‑винодел — Маттео Кантони, частый гость в Москве, владелец Fattoria Fibbiano. Он обладает потрясающими человеческими качествами: всегда позвонит и поддержит, если нужно. Дружба с ним насчитывает пятнадцать лет, а сотрудничество с Palais Royal — где‑то семь. Он ждал моего согласия на начало сотрудничества — в то время у меня были другие тосканские винодельни. Чтобы включить его вина, пришлось исключить часть ассортимента из винной линейки. Маттео вывел виноделие на высокий уровень, и было с чем работать: столетняя лоза «санджовезе». Недалеко от Пизы, где располагаются его виноградники, в древности было море. Ты идешь по винодельне — видишь минералы, камни и ракушки под ногами. Это история древнейших времен в почве. Виноградник в несколько гектаров находится в ложбине, создающей микроклимат, который мы называем богом данным. Лоза охраняется ­ЮНЕСКО, но нужно еще сделать так, чтобы столетняя лоза плодоносила. Ведь с каждым годом она все меньше сохраняется. Уход требует огромных сил и вложений — гораздо проще посадить новую лозу. Пик плодоношения лозы — пятнадцать, двадцать и тридцать лет. А здесь — очень маленькая урожайность, и каждая бутылка номерного вина аутентичного автохтонного сорта Ceppatella на вес золота для ценителей. Белое вино Fonte delle Donne Маттео посвятил своей жене, а розовое Sofia — своей первой дочери. Оба вина созданы редко использующимся способом криомацерации.

Есть вина — легендарные бренды — уникальная коллекция, гордость Palais Royal. Древняя лоза, выросшая на богатых красных почвах, 36 месяцев выдержки и мастерство великого энолога Джеймса Ирвина создали удивительный вкус австралийского вина Haan Wines. В нем ощущаются пряности и специи сорта «шираз». Есть и моносепаж мерло, и купаж «Вильгельмус». Раньше вино в высокой бутылке с золотым петушком на этикетке было доступно немногим — Haan Wines доставляли в четыре королевских двора. Palais Royal удалось сделать его доступным — сейчас появилась классическая линейка. Теперь его могут приобрести не только любители, ценители и частные клиенты: оно появилось в ресторанах, украсило светские мероприятия. Это закрытый бренд, предназначенный исключительно для элиты, много лет поставляется к королевским дворам Англии и Нидерландов. В 2006 году я впервые представила его в России — тогда и началась история наших отношений и дружбы. Это одна из первых виноделен, которая дала мне значительные кредиты. И основа здесь — человеческие отношения, не было никаких гарантий, только вера на слово.

Винодельня, на которой я устроила свадьбу своим друзьям, — Villa Mangiacane. Этот производитель со мной с 2005 года, пятнадцать лет. В их винах воплощена история Тосканы. На вилле Манджиакане в окружении фресок XIV века Макиавелли написал легендарный труд «Государь». Попадая сюда, оказываешься в атмосфере, проникнутой историей и культурой Флоренции. На вилле можно остановиться на несколько дней и переосмыслить свою жизнь в окружении земель, сохранивших дыхание древности. Владелец этой винодельни — мой друг Гленн Коэн, широчайшей души человек, меценат, который восстанавливал статую Давида в Уффици. Альберто Антонини — великий энолог, работающий с Гленном, сделавший великий прорыв в виноделии.

Отдельно мне бы хотелось сказать о Челестино Гаспари, хозяине Zyme de Celestino Gaspari и энологе. Это человек, который сделал себя сам. Джузеппе Квинтарелли — легенда виноделия Венето, его учитель — Амароне делла Вальполичелла — доказал, что автохтонные сорта региона Венето: «корвино», «корвиноне», «рондинелла», «тирольдиго», «оселетто» и другие — могут иметь такой же потенциал хранения, как у международных сортов. Мы с Челестино близки по духу. В этом году я была очень рада, что он специально прилетел в Москву на мой день рождения, где лично представил обновленное вино «Кайрос», объединяющее 16 сортов винограда в одной бутылке и имеющее высочайшее признание от всех мировых критиков.

В соответствии с моей философией по‑настоящему вкусные и интересные вина не обязаны быть дорогими, несколько лет назад в портфеле Palais Royal появились вина из Пулии: Torrevento и Al Bano. Серджио Анд­жиони из Аль-Бано представил свои вина на камерном дружеском оперном вечере в Монако. Он прошел в компании друзей и партнеров со вкусом исторического вина, которое пили римляне в I веке.

Сегодня я говорю спасибо всем своим близким за тот кредит доверия, который всегда ощущала, за прекрасные впечатления, ставшие частью моей памяти, за удовольствие вести бизнес с лучшими представителями профессии. Это наша общая история о том, что вместе мы создаем и храним историю виноделия и несем королевский вкус во всем.