Ковидиоты VS коронаверующие

Ковидиоты VS коронаверующие

Континент Борис Бриль
Борис Бриль Континент

Китай не в счет — адекватной информации от него не добиться. Заболеванию в нашем мире всего два месяца: нет вакцины, лекарств, а враг действует невиданным доселе способом. Начинается цитокиновый шторм, и иммунная система организма почти мгновенно убивает своего носителя. Мы ищем лечение, изучаем вирус, и самое худшее, что может происходить сейчас в соцсетях, — это создание мифологии и теорий заговора, считает израильский врач-реаниматолог Борис Бриль.

Как получается, что некоторые переносят COVID-19 без симптомов? На этот вопрос есть два способа ответить, поскольку вирус новый. Первый — иммунитет его не распознает. Даже обычный грипп можно не заметить, перенести на ногах и передать другим. И второй — все бы переносили его бессимптомно, если бы не те случаи, когда собственный иммунитет дает гипертрофированную реакцию. Осложнения на почки, печень, мозг и легкие — частые тяжелые последствия для тех, кому повезло переболеть и выжить. Обычно много тромбозов и пролиферации сосудов вследствие аутоиммунной реакции всего организма. Эта реакция парадоксальна и не имеет прецедентов. Такого мы не видели: организм поднимает температуру, но борьбы за жизнь не происходит. Буквально за несколько часов падает сатурация, и человек умирает.

Плаквенил, который применялся для лечения малярии, показал себя недейственным. Рекомендации по его использованию пришли из Китая, но, как и многое другое, пришедшее из этой страны, оказались мыльным пузырем. Я стал ответственным за быстро созданное отделение для тяжелых коронавирусных пациентов, пожилых и хронических. Хороших результатов от плаквенила за это время я не видел. Более эффективно в Израиле мы применяли препараты для погашения иммунного ответа при ревматоидном артрите. Использовали плазму, но не очень успешно из‑за нескольких штаммов COVID-19. Мы сейчас идем ко второму этапу исследования вопроса о погашении цитокинового шторма, и думаю, что найдем правильное решение вопроса.

Израиль закрыл границы 10 марта — раньше, чем другие страны. Через две недели расклад был таким: треть заболевших прилетела, а две трети — те, кто заразился от прилетевших. Проблем с амуницией не было, с местами для заболевших тоже. Карантин и ограничения были правильными и своевременными, но можно было бы закрыть границы и раньше.

На сегодняшний день в Израиле идут небольшие послабления по карантину: разрешено будет открывать торговые центры, постепенно восстанавливается авиасообщение — по пять-шесть самолетов в день — British Airlines, Ethiopian Airlines, Visa Air. Заболевших чуть более 15 тысяч, из них 81 % с легкой или слегка симптоматичной формой, 14 % с тяжелой на кислородной поддержке, 5 % пациентов относят к пациентам, которые умрут. Но если у вас дома кто‑то заболел, не факт, что другие заразятся. 100 % передачи вообще нигде нет, так что делать из этого большую историю не надо.

Никто никогда не будет диагностировать, лечить и прививать по рекомендации ВОЗ.

Вообще, мифотворчество мешает адекватному восприятию действительности. Есть показательная история с пресловутым академиком Чучалиным, который открыл всем Америку, говоря о том, что мы знаем коронавирусы с 60–70‑х годов прошлого века и живем с ними с грудного возраста. Но не SARS, COVID и MЕRS, которые он называет «совсем другой историей». А ведь именно с ними доктора, медсестры и санитары заражаются и умирают! Конечно, другая история, об этом и речь. Но не та, которую нам предлагает академик.

С мифами, как мы видим, у людей в головах образовалась настоящая каша. Чипирование и прививки для этого — благодатная почва. Дэвид Айк, футболист-конспиролог, не имеющий никакого отношения к науке, который затеял весь этот рассказ, выдал очень красивую идею по поводу рекомендаций ВОЗ. Он, кстати, всегда создавал теории заговора, которые потом рушились как глиняный голем. Мы никогда не лечили по рекомендациям ВОЗ, мы следуем схемам, предложенным ассоциациями европейских, американских или израильских узких специалистов. Есть много научных исследований! Никто никогда не будет диагностировать, лечить и прививать по рекомендации ВОЗ. Эта организация собирает информацию, изучает ее, но не вакцинирует.

Лично я не верю в вакцинацию от COVID-19, потому что уже есть мутации — 12 вариан­тов штаммов. Еще один миф, повторяющийся регулярно: приступили к тестированию вакцины, лекарство найдено, мы все спасены. Но принцип тестирования вакцины проходит несколько этапов, здесь очень важна безопасность. Начали работать не значит, что что‑то уже работает, и это нужно понимать. Ни чипировать, ни вакцинировать в аэропорту никого пока не будут. Гораздо важнее сейчас для нас найти лекарство, которым можно было бы снять цитокиновый шторм, это приоритетное направление, с моей точки зрения. Им я и занимаюсь.

Мифы о том, что у Лукашенко все под контролем и в Белоруссии нет COVID-19, а в Китае он побежден, требуют документального подтверждения и здорового скепсиса. Пока доверия эти сведения не вызывают. «Ковидиоты», не верящие в COVID-19, кстати, вызывают у меня желание их чипировать, потому что эти странные люди явно нестабильны и представляют собой угрозу для общества — слушают футболистов и считают «коронаверующими» тех, кто слушает врачей. Это отклонение в психике и невежество: «Дохтер, идите и лечите, ваше дело маленькое». Они хранят пожелтевшие от времени газеты 17‑летней давности и говорят: «Ну и? Вот тут написано, что врачи борются с коронавирусом, а газета‑то 2003 года! Как после этого верить медикам?» Им невдомек, что мы знаем о том коронавирусе, но это далеко не COVID-19, с которым мы имеем дело сегодня. Есть SARS, MERS или N1H1, достаточно открыть хотя бы «Википедию», чтобы понять, о чем идет речь, вместо того чтобы становиться кэпом Очевидность и пересылать всем хайповое видео с посылом «нас всех опять обманули».

Особенно в этом плане поражают те, кто требует немедленно предъя­вить заболевших и сфотографировать трупы. Этих людей хочется проверить у психиатра, потому что такое выдать может только не очень вменяемый человек. Как они представляют себе мои действия, нацеленные на сбор доказательств для них? Иду в палату, где лежит тяжелый больной, и начинаю его снимать на видео? Но это уголовно наказуемо и неэтично. Представьте, что там лежит кто‑то из ваших родных или вы сами. В своем любопытстве вы проявляете худшие черты зевак, собравшихся поглазеть на страшную автомобильную аварию.

В реальном времени срок жизни вируса при высокой температуре и влажности гораздо ниже — буквально несколько минут. Помните, что путь передачи капельный, зара­зиться можно и от человека, и через поверхности.

Еще один стандартный аргумент в пользу теории заговора — пустые больницы. «Нам говорят, что все заполнены!» Где‑то, может быть, и пустая больница, потому что в разных районах по‑разному. Где‑то нахлынула волна, и медицинские учреждения не выдерживают наплыва больных. Госпитали освобождают на случай такой волны, чтобы не было высокой смертности, которая возникает в том случае, когда здравоохранение не справляется. Один врач не справится с двумястами больными. Должны быть готовы места для больных и медицинский персонал, который туда можно будет перебросить. Подготовка — это режим ожидания, а не забитые больницы.

Быть готовым означает знать реальное положение дел не от диванных экспертов. В профилактике заражения важна и тема жизни вируса на поверхностях. Первичные данные говорили нам о том, что это 72 часа на пластике, 48 часов на нержавеющих металлических поверхностях и на меди 3 часа. Новые исследования, которые смогло сделать медицинское сообщество, говорят о том, что в реальном времени срок жизни вируса при высокой температуре и влажности гораздо ниже — буквально несколько минут. Помните, что путь передачи капельный, зара­зиться можно и от человека, и через поверхности.

Мойте руки, носите маски, они не сделают вам ничего плохого. COVID-19 — новое заболевание, мы его только изучаем. Старайтесь не заразиться, лучше принять больше мер, но не заболеть, чем трагически ошибиться в своем неверии. Особенно важно это потому, что во многих странах момент нарастания эпидемии вовремя уловили и сдержали, поэтому постепенно будут сниматься жесткие ограничительные меры. Очень важно, чтобы наши усилия не пошли прахом. Так что желаю всем здоровья, осмысленного анализа ситуации и человеческого отношения друг к другу.