Музыка любви

Будучи совершенно разными людьми, мы увидели одну цель с отличающихся точек зрения — и получилась цельная многомерная картина

Страна Асмик Чахмахчян и Араксия Мушегян

Есть земли, сочетающие библейскую седину и неизбывную юную красоту. Есть то, что называют универсальным языком человечества. И наконец, несомненно третье как исток всего живого. Эти главные составляющие — Армения, музыка, лю-бовь — лежат в основе уникального проекта «Амен». О музыке, которая держит сердце, о земле, которую любишь как дышишь, о рождении проекта, вобравшего историю страны «от горнила творенья до каменных блоков Гарни», — продюсер и дизайнер Асмик Чахмахчян и композитор Араксия Мушегян.

Иногда кажется, что большинство безупречных закономерностей рождаются из сплетений зыбких случайностей. Или, может быть, наоборот: случайность на самом деле гармоничная обусловленность? Двадцать лет, живя в Москве, мы, возможно, ходили по одним и тем же улицам, но наши пути пересеклись всего лишь шесть лет назад в Ереване. И что удивительно: наши отцы дружили, и, как выяснилось позже, были связаны наши прадеды — один был священнослужителем в городе Муш, куда переселился после геноцида. А обучался и служил в Константинополе у него второй из них. Так что была счастливая закономерность в пересечении и сближении наших жизненных орбит.

Тем более что родители были людьми искусства. В обеих семьях всегда собиралась творческая интеллигенция, где были известные певцы, актеры, архитекторы, композиторы. Посиделки выливались в концерты. В два с половиной года Асмик сыграла фугу Баха — абсолютный слух был ее счастливым даром с рождения.

Любовь к музыке и живописи станет точкой отсчета и основой нашей дружбы и творческого союза. Пространство кухни, на которой сидели тогда, раздвинулось до масштаба нашей единой вселенной, где, вычерчивая траектории совместного пути, мы придумали музыкальный концепт, о котором мечтала каждая в отдельности давно. Но все было как бы на уровне подсознания — это бродило в нас, будоражило — и в тот же вечер вылилось в звонкую, красивую идею. Первое демо родилось у Араксии на одном порыве и такой яркой вспышкой, что все, до этого момента зыбкое, неосязаемое, высветилось и стало безусловным и гармоничным. Казалось, ничего не нужно было создавать — достаточно протянуть руку и взять, успевая лишь записывать музыку, созвучную образам. Будучи совершенно разными людьми, мы увидели одну цель с отличающихся точек зрения — и получилась цельная многомерная картина; звезды совпали — и сложился творческий тандем с уникальным проектом «Амен».

«Амен» — необычное произведение, написанное по оригинальному либретто, имеющее самобытную музыку, концепт, текст и хореографию. Это не мозаика из разных произведений — все создано с нуля. Сложно определить жанр. Явно не опера, может быть, ближе к рок-опере. Это зрелищное, впечатляющее, драматическое действо в трех актах, в которых разворачивается история армянского народа от момента зарождения и по сей день. История не государства, а нации, где знаковые вехи — рождение из хаоса неопределенного, борьба за осознание и существование своей уникальности. И этот многовековой процесс пронизан криком страдающей плоти, рождающей дух нации. Но в истоках этого мучительного процесса лежит любовь. Созидание оправдывает боль. Так придумано природой для всего живого, и этнос проходит через все эти этапы, поэтому каждый человек, сидящий в зале, не может не понять и не узнать эти боль и любовь. В этом смысле произведение глубоко символично.

Гармония визуального и музыкального элементов создается командой из двухсот пятидесяти человек, пятьдесят из которых за кулисами.

Шоу сделано на итальянском языке — так было решено продюсерским центром: проект носит интернациональный и народный характер. Мы разбиваем национальные границы и стереотипы. Сейчас в планах армяно-японский проект. Культура, искусство, музыка принадлежат миру и не имеют границ. Постоянная составляющая нашего проекта — Армения, и это естественное для нас выражение вечной любви и благодарности своей земле.    

Невозможно не гореть проектом, его музыкой, живописью — это естественно, как дыхание. И так же значима для нас задача — донести академический культурный код до аудитории, очистить его от фальшиво-популистского. Ведь народная армянская музыка в чистом виде сохраняется только благодаря усилиям мастеров этого жанра, которые пытаются оградить ее от бесконечного количества инородных трактовок.

Наверное, единственное в сфере музыки, чем можно бесконечно гордиться и в Армении, и в России, — это классика, которая дает возможность нашим мастерам украшать лучшие сцены мира. В советское время у нас было потрясающее музыкальное образование, и, к счастью, отчасти еще сохранилась эта школа. Когда знания получаешь фундаментальные, специализированные, только в этом случае имеешь право называться профессионалом.

Мы ищем юные таланты по всей стране. Изменить мир к лучшему, сделав ему прививку красоты, — разве не в этом главная цель искусства? На классической музыке воспитывается характер с детства, нотная грамотность развивает мышление. Музыка — безупречное лекарство от агрессии, равнодушия, злобы, ведь воздействие на эмоции гораздо действеннее и эффективнее, чем давление только на рассудок. Поэтому мы чувствуем и свою ответственность перед людьми.

С музыкой жить легко и счастливо, потому что в истоках ее всегда любовь. А любовь, как совершенная форма бытия, вмещает весь спектр человеческих эмоций, о ней можно говорить бесконечно и отдать за нее все, что имеешь. Дарить любимым свое время, силы, часть души — это не жертва, а необходимость, продиктованная сердцем. Любящий человек интересен и гармоничен. В жизни все должно быть уравновешено, мы не должны стоять перед выбором — или одно, или другое. Если ты вынужден жертвовать чем-то ради кого-то и ощущаешь это как потерю, ты попадаешь в поле дисгармонии, где нарушен баланс.

Живя, мы отдаем силы. А наша сила черпает себя из родной земли, которая всегда с нами и в нас. Можно жить вдалеке от нее, но каждый раз, возвращаясь, осознаешь, что ток родного, как чистая вода, смывает все наносное, случайное, больное. Ты, словно рожденный заново, видишь эти древние, как мир, и юные, как первый день творения, картины: ущелье в тумане, брошенном до земли, разноцветье в долине, блики солнечного луча, пронизывающего виноградину до косточки, лесенка наверх в монастыре Герард в скале, словно земная лестница Иакова, приглашает к свету. Хор на вершине этой горы — духовная музыка, льющаяся на нас с небес, как благословение, окутывающая и очищающая. И нет ничего, что может превзойти это крещендо музыки и любви.