Пни меня: смотри, 
как я старалась

В своей жизни мы выбираем именно тех людей, которые будут подыгрывать нам в сценариях

Страна Татьяна Акулич

Редкий человек не пытался заслужить любовь, но возможно ли это? Чаще всего нет, но как же так? «Я же так стараюсь! Люби меня!» — буквально кричим мы друг другу нашими поступками. Мы требуем полного принятия, но то, что сами даем при этом, далеко от безусловной любви. Мы невольно участвуем в играх в соответствии со сценариями, которые усвоили из родительских посланий. Наш постоянный колумнист, коуч, специалист по транзактному анализу Татьяна Акулич рассказывает о том, как можно осознать непрерывно повторяющийся жизненный сценарий и выйти из него.

«Я все время наступаю на одни и те же грабли». Мало кто не думал так про себя, считая это своим везением наоборот. Мы, взрослые 
состоявшиеся люди, снова задаем себе вопрос: «Почему это опять произошло со мной?» Сами о том не догадываясь, существуем в игровом поле, повторяя одни и те же паттерны поведения, обмениваясь двойными посланиями и скрытыми транзакциями, меняясь ролями и испытывая обратные аутентичным, рэкетные чувства: агрессию, злость, печаль, гнев; мы можем оценивать их и как «хорошие» — триумф, эйфория, — но суть одна, и ее не понять из позиции неосознанности.

Рано или поздно думающий человек открывает первую страницу «Игр, в которые играют люди» Эрика Берна. Шаг на пути к осознанности сделан. Но для понимания этой книги необходим алгоритм, иначе рискуешь закрыть ее через пару минут и продолжить итеративный путь вслепую.

Моим первым «якорем» стала диаграмма философии «окейности» — позиции, которая формируется в детстве у ребенка; исходя из нее, он взаимодействует с внешним миром.

Этот элемент помогает сегодня мне и моим консультируемым в стрессовой, конфликтной, любой сложной ситуации помнить, что все мы «окей», и формировать взаимную эмпатию, уважение и понимание. Каждый человек наделен от рождения правом выбирать, действовать и коммуницировать свободно. Это было первое, что меня вдохновило, и я взяла свой ученический портфельчик.

Еще один из столпов транзактного анализа — в каждую единицу времени в нас проявляется то или иное эго-состояние: взрослый, родитель, ребенок. Это очень интересно, например, когда происходят обиды. Ты испытал это чувство по отношению к какому-то внешнему обстоятельству или человеку и можешь задать себе вопрос: а из какого состояния ты сейчас это сделал? Как правило, обижается наша детская часть. И здесь осознанный человек понимает, что буквально обвалился в свое детство, в какое-то болезненное переживание, которое, возможно, было вытеснено. Осознанную обиду легче преодолеть.

Эти два элемента транзактного анализа привели к тому, что мне захотелось поучиться. И тут началось самое интересное. Я пришла на занятия, думая, что сейчас мы разберем книгу, все узнаем про игры, поймем и пойдем дальше. Но все оказалось далеко не так просто: выяснилось, что самым первым своим пациентом должна стать я сама. Это влечет за собой очень сильные внутренние изменения: ты анализируешь себя на базе того, что изучаешь, пишешь свой жизненный сценарий и переписываешь его. В этом и заключается терапия транзактного анализа. Дойти до той внутренней самой большой твоей боли, освободить ее и сделать «перерешение». Человек, который находится в процессе написания своего сценария, очень многое о себе узнаёт, и это здорово, хотя не всегда приятно, а порою и очень больно.

Иллюстрация: Ольга Никич

Многие люди и после осознания продолжают играть в игры и жить в старых сценариях. Процесс выхода в чем-то подобен катарсису: очищение, новая жизнь возможны, только если сумеешь преодолеть страдание. Отказавшись от старого, человек попадает в вакуум, который мы называем «подвалом». Прошлое недоступно, а будущее еще не сформировано. Ты оказываешься один в пустоте, и это страшно. Нужно выдержать и пережить этот момент.

Я прошла через это сама, и сегодня понимаю, почему люди не выдерживают. Они предпочитают испытывать привычную боль каждый день по чуть-чуть, но больше никогда не попадать в то безвоздушное пространство. Там ты остался один в целом мире, и спасти тебя могло только одно — возвращение в привычную схему. Позвонить человеку, который связан со сценарием, и приехать к нему, чтобы просто посидеть рядом. Неважно, что будет дальше: тебя поцелуют, скажут, что любят, или проигнорируют. Присутствие этого человека в моменте, как тебе кажется, приносит облегчение. Но как только он удаляется из твоего пространства, становится еще хуже — в два раза усиливается эффект пустоты и боли. Намеренное сохранение игр после их осознания называется интригой и сопровождается манипуляциями и рэкетными чувствами.

В своей жизни мы выбираем именно тех людей, которые будут подыгрывать нам в сценариях. Игра рождается тогда, когда складываются в единый пазл модели поведения. Все мы помним банальную истину в отношениях: когда один убегает, второй неизбежно начинает догонять. Человек заботится о другом, вкладывается эмоционально и материально, но в ответ не видит ничего подобного. Рождается обида: «Как же так, я ведь так много для тебя сделала?» В ответ — резкое неприятие навязываемого чувства вины с обесценивающим «да, но»: «Да, но ты же делала это добровольно, из любви ко мне, я же ни о чем не просил!» Чем больше добра пытается «причинить» один партнер, тем сильнее отторжение и боль в игре, которую условно можно назвать «Пни меня, я же так старалась». Повторное радование — конфликт — пинок: три игры проигрываются по кругу, образуя паттерн. Разорвать этот порочный круг можно, только осознав его. Выйти из него, пережив боль, — единственный правильный путь, потому что застревание в нем будет с каждым разом приносить всё бóльшие страдания.

Все мы хотим близости и тепла, но забываем о том, что безусловную любовь может дать только родитель. Здоровые партнерские отношения можно строить лишь из позиции «Взрослый — Взрослый». Точно так же это не получится сделать из позиции ребенка с детским магическим мышлением, рэкетом и верой в волшебный способ заставить кого-то измениться или что-то сделать иначе. Как много таких посланий мы встречаем на жизненном пути:

«Если я буду долго злиться, ты сделаешь то, что я хочу».

«Если я буду долго грустить, ты полюбишь меня».

«Если я буду очень долго грустить, мои родители полюбят меня — пятилетнего ребенка».

Но все же путь к жизни, наполненной свободой и радостью, к управлению своими эмоциями, спокойному реагированию на стресс, открытым и независимым отношениям с близкими проходит через осознанность и тот самый пустой подвал, матрицу, в которой возможна перезагрузка. Говоря иными словами — через транзактный анализ.