Погружение

Почему мы в тренде?

Страна Дмитрий Янковенко

В конфуцианском Китае бытовало проклятие: «Чтоб ты жил в эпоху перемен!» Не согласиться трудно, но случаются открытия, примиряющие с потрясениями новой эры. То, что в прошлом веке существовало только в виде компьютерной графики, сегодня стало реальностью. Игра воображения, способная удивить взрослого, — погружение в атмосферу события в любой точке земного шара, не требующее присутствия в ней, — проект, созданный нашим новым колумнистом, директором Music Media Dome Дмитрием Янковенко.

Каждая история когда-то начиналась. В детстве я смотрел фильм «Назад в будущее», где огромная иллюзия — рекламная 3D-акула — выскакивала и пыталась схватить героя фильма. «Shark still looks fake», — говорит он в этот момент. Так что история не нова. Однако никто не мог сделать из компьютерной графики то, что получилось у нас. А еще много лет назад, в конце девяностых, приезжал в Москву Жан-Мишель Жарр, который на здании МГУ делал мэппинг. Тогда все увидели, что это круто. А второй раз в жизни я увидел подобное на показе Джорджио Армани — уже у нас на площадке.

Music Media Dome — это концертно-событийное пространство с невероятными мультимедийными возможностями. Поначалу планировалось проведение ивентов, маркетинговых мероприятий компаний, которые хотели бы сделать для себя шоу, банкет или фуршет. Каждый клиент мог творить — он приходит, а перед ним пустой кубик: camera obscūra и tabula rasa в одном. Приходит креативщик из ивент-агентства, приезжает собственник бизнеса, который говорит: «Вижу так». Человек при нем это все зарисовывает, записывает, потом событие организовывается.

Music Media Dome получил звание крупнейшего медиапространства в мире и попал в Книгу рекордов Гиннесса, установив сразу два мировых рекорда по самым большим в мире проекционным поверхностям: прямому экрану 2 115 м² и экрану 360° — 6 201 м². В рамках торжественной презентации возможностей MMD эксперты произвели замеры специальным сертифицированным оборудованием. После этой церемонии заявка была направлена в комитет для регистрации. Спустя девять месяцев Music Media Dome получил сертификаты.

Та история была забавной — все это было бы смешно, если бы не было так грустно. После того как рекорд был установлен, мне должны были прислать из Англии сертификаты. Отправка стоила денег: двести восемьдесят фунтов стерлингов. Пришла посылка на Главпочтамт. Напрямую оплатить ее было нельзя. Даже из Франции этого сделать не удалось, потому что французы конфликтуют с Великобританией
из-за Brexit. Друг из Ирландии тоже не смог оплатить ее по карте из-за конфронтации с Великобританией. В итоге он доехал до офиса и оплатил наличными. В Москве на таможне посылку долго не хотели признавать «товаром не для последующей перепродажи», но ее все-таки удалось получить.

Почему мы в тренде? Думаю, дело в концепции, которую мы называем «стадион наизнанку»: зачем смотреть на маленького игрока, когда можно, находясь в самой гуще событий, сидеть в центре поля и смотреть на его изображение в десять метров. Зрителей привлекает самый большой в мире проекционный экран. Эффект присутствия в наши дни является одним из самых основополагающих. Иммерсивность, погружение — это столпы нашей концепции.

После первого мероприятия — регистрации в Книге рекордов Гиннесса, на которое мы приглашали только избранных, — было спортивное: открытие чемпионата мира по футболу, Россия — Саудовская Аравия. Тогда люди поняли, что это такое, им стало интересно.

Любое событие, которое мы делали у себя в пространстве с применением проекционных экранов, технически интересно. В зависимости от качества трансляции картинка по возможности локализуется под необходимый размер. Мы получаем изображение по спутнику и резервируем дополнительно источник через интернет. У нас две антенны, заключены договоры с официальными вещателями, и мы получаем от них картинку. Все это приходит на сервер, который обрабатывает полученный сигнал и выводит через проекторы на проекционные поверхности. Чем больше проекторов, тем ярче картинка. В зависимости от концепции проекция делается на 160°, 180°, 270° или 360°.

Впервые мы организовали проект на 360° для Джорджио Армани. Мы поняли, что тема работает. И пошла доработка ивент-площадки по определенным направлениям: были приглашены иностранные инженеры, которые занимались для нас акустическим проектированием. Потом пригласили ребят-россиян и одну западную компанию, экспертов по проекциям на зданиях и мэппингу. Они подсказали, как правильно сделать, чтобы максимально подходящей была цветопередача и светоотдача. Стены покрасили высоколюминесцентной светоотражающей краской, и качество картинки значительно улучшилось. Сейчас нам удается добиться уровня 4К и выше.

После этого пошли концертные мероприятия: мы начали проводить музыкальные фестивали. Звук — еще одна важнейшая позиция. Без него хороший концерт смотреть не будешь. Помню фейл, когда на одну московскую площадку, уже закрытую сейчас, пришли фанаты, которые ждали приезда своих кумиров годы, но в итоге взяли свои плееры и стереонаушники. Тонны материалов «Акустик Баттс», поглощающих звук, зашили стены и потолок — теперь коэффициент реверберации у нас, как в Большом 
театре. По профессиональности выстраивания мы приближенык европейским залам: Ziggo Dome, Ahoy в Голландии.От Берлина и до Владивостока таких залов, как наш, точно нет.

Мы претендуем на роль главного спортбара Москвы. И с этим тоже связана история. Super Bowl — событие для Америки. Девяносто процентов страны его смотрят, и это единственный день в году, когда менеджерам во всем бизнес-квартале в Нью-Йорке разрешено курить. Я был там в это время, но не понимал тогда, что происходит. Мы были на экскурсии в Крайслер-билдинг. И вот в этом здании, примере 
ар-деко в архитектуре, самом красивом строении города с громадными серебристыми статуями в виде орлов, все сидели, смотрели и курили.

Так сложилось, что в момент обдумывания следующих трансляций мы встретились с ребятами из московского фан-клуба американского футбола. У них есть несколько комьюнити в России. Мы пообщались с руководителем одного из них. Он рассказал, что они одиннадцать лет проводят супербоул-пати. Они начинали с маленьких спортбаров: тридцать человек, двести человек, в прошлом году было пятьсот человек. «Давайте сделаем супербоул у вас», — предложил он. Начали думать, как масштабировать и что получится. Мы организовали экономическую составляющую, рекламу. К нам пришли люди, которые все одиннадцать лет ходили на подобные мероприятия. Это выглядело так: человек подъезжает к зданию, где есть медиафасад, входит в здание, видит фойе, гардероб, раздевается, еще не понимая, что дальше. Он слышит только звук — музыку или уже трансляцию, но еще не видит проекции. Он получает браслет, который сканируется на входе, и заходит в зал. И только оказавшись на стеклянном полу, он понимает, куда попал и что произошло. Мы слышали слово «обалдеть» от каждого, кто входил. До нас они уже видели «гигантский» экран шесть на десять метров, но не сорок пять на семнадцать. Причем это одна, самая маленькая, поверхность. Десятиэтажный дом. Мы привезли сюда игроков, ветеранов, чемпионов, копию кубка. По их мнению, за всю историю существования супербоула мы провели лучшее спортивное мероприятие вне стадиона.

Впереди у нас многое: однозначно и всегда — Супербоул-2020, трансляции финалов Лиги Европы и Лиги чемпионов 29 мая и 1 июня. Все более интересен компьютерный спорт, и на наших экранах в него тоже будут играть. Мы ведем переговоры по «Формуле-1». Так что нацеливаем себя на успех. Более того, думаю, наши иммерсивные возможности зададут миру волну.