Винтаж как культурный код

Любой настоящий коллекционер неминуемо становится прекрасным специалистом в своей области

Город Ольга Лефферс

Мы почти перестали писать ручкой и вряд ли многие удержат в руках иголку с ниткой — нет времени и нужды. Сохранится ли навык, или человечество безвозвратно теряет былые умения, а с ними и вкус, запах, чувственные ощущения, доступные людям совсем недавнего прошлого? Наш новый колумнист — коллекционер и историк моды, владелица бренда VintageDream Ольга Лефферс — рассказывает о коллекционировании как об игре, превратившейся в дело жизни.

Я люблю настоящие, живые бумажные книги: их запах, страницы, то, как они напечатаны, их обложки и иллюстрации. Очень люблю писать от руки. Когда-то я специально покупала красивую бумагу хорошего качества и писала письма — всегда от руки. Друзья до сих пор хранят их. Должна признать, что активный темп жизни и мультизадачность диктуют свое и я уже не успеваю делать все так, как делала это раньше. Теперь такое происходит по особым случаям, скорее, в качестве медитации. Но как раз поэтому я стала еще больше ценить подобные моменты. Наверное, так выражается что-то глубинное во мне: стремление удержать преемственность культурного кода человечества, желание сохранить дыхание времени, вплетая его в современную жизнь. Именно в этом для меня заключается само понятие красоты.

У всех по-разному строится жизнь: кто-то активен в молодости, а потом в соответствии с законами природы переходит к более спокойному времяпрепровождению. У меня все наоборот: поначалу был период созерцательности, когда больше впитывала, думала, смотрела, долго могла находиться одна. Именно тогда пришло осознание, что тема коллекционирования занимает особое место в моей жизни. Я с детства была прирожденным коллекционером. Любой предмет, который мне нравился, становился началом новой коллекции. Всего их у меня было двадцать или тридцать. Экспонатами могло стать все что угодно: перья, камушки, ракушки, календари.

Не знаю, была ли я интровертом. У людей есть социальные маски и «истинное я». Природный интроверт может собирать вокруг себя огромное количество людей, но при этом прекрасно проводить время наедине с собой. Как бы я повела себя на необитаемом острове?

Продолжила бы я наряжаться в перья и изготавливать себе колье из камушков или с облегчением забыла бы про это все? Что мы делаем для себя, а что для людей? Наверное, я, справившись с первым стрессом и обустройством быта, продолжила бы искать красивые ракушки, делать из них что-то 
и собирать коллекции.

Знаменитый академик Павлов, выступая в советское время на конференции, сказал, что коллекционирование — это один из инстинктов человека. Черта, присущая ему по сути. Игра, хобби, интересный процесс. Я могу выделить три этапа. Первый из них — охота, азарт, поиск. Как пример можно привести трюфельную охоту, когда ты играешь с природой, с людьми, сам с собой. Первый этап моего сегодняшнего поиска — установить, в какой части света находится новое винтажное сокровище для коллекции.

Иллюстрация:
Ольга Никич

Второй этап — это игра с людьми, владеющими предметом, за которым я охочусь. И здесь включается азарт торга: уговорить продать, причем по сходной цене. Мне доставляет этот процесс безумное удовольствие. Мы говорим с другими коллекционерами на одном языке, находимся на одном поле и очень хорошо понимаем друг друга. Есть дельта для торга, понимание, что она существует, — всё по правилам. Это не просто банально рассчитаться и уйти, а взаимодействие, игры на тему, приходы и уходы — настоящая поэзия, спектакль, целая игра.

Третий этап — наслаждение владением. В первые моменты буквально чахнешь над златом, как скупой рыцарь. Впрочем, делать это можно по-разному. Некоторые коллекционеры отдают под собранное целые комнаты, заказывая в них определенную мебель. Сортируют по определенным критериям и создают каталоги мини-выставок домашнего музея.

Я в этом плане коллекционер более приземленный: свои украшения ношу — мне жаль было бы, если бы эти вещи лежали на подушках и их бы никто не видел. Меня совершенно не смущает ни возраст вещи, иногда под сто лет, ни ее хрупкость. И это тема еще одной игры — в перевоплощения. Кем я буду сегодня? Что хочу сказать миру в этот день? Как я могу рассказать о себе до того, как вступлю с человеком в вербальный контакт? Своим видом. Большая часть людей только так со мной и пообщается. Получается, что это одна из моих возможностей что-то рассказать этому миру о себе. Каждое утро я встаю и, если нет события с определенным дресс-кодом, следую вдохновению. Я абсолютно визуальный человек: мне надо увидеть продукт в холодильнике, чтобы определить, хочу его съесть или нет, понять, съем йогурт, рыбу или салат. Так же получается с нарядами: встаю у гардероба и обозреваю. Выбрав платье или жакет, подбираю под него бижутерию. Отталкиваясь от одежды, подбираю несколько вариантов. За минуты образ меняется: брутальная геральдическая брошь делает меня жестче, острее, конкретнее, добавляет в характер мужского, меняется даже взгляд. Нежная цветочная брошь делает его мягче. Я примеряю образы, как маски, чтобы они соответствовали моим настроениям и задачам.

Собирать винтажные украшения, одежду и аксессуары я начала более двадцати лет назад, в девяностых годах. Тогда слово «винтаж» еще не присутствовало в нашем словаре и обиходе, а самым престижным считалось купить новую дорогую вещь. Именно в это время, как ни парадоксально, ко мне пришло увлечение старыми вещами. Они стали открытием, источником вдохновения, познания и призванием.

Любой настоящий коллекционер неминуемо становится прекрасным специалистом в своей области, ведь страсть к предмету коллекционирования побуждает знать как можно больше о нем. Так и я в далекие девяностые выискивала всю возможную информацию о винтажной коллекционной бижутерии. Книг на эту тему было и тогда немало, но все они были на английском и не продавались в России. Я доставала их всеми правдами и неправдами и наслаждалась новыми знаниями. Шаг за шагом моему взору представал огромный и прекрасный мир моды двадцатого века.

Десять лет назад страсть к винтажу окончательно вытеснила из моей жизни другие виды деятельности и стала моей профессией. Начался новый этап игры — превращение хобби в бизнес. В результате появился бренд VintageDream, который работает по четырем направлениям. В первую очередь наша галерея — это сердце VintageDream. Несколько лет назад я основала клуб, который объединяет любителей искусства и истории моды, известных лекторов, поэтов, художников и коллекционеров. А в 2016 году мы решились провести нашу первую выставку. Начали искать площадки и в итоге провели ее в Музее моды Москвы. После того как за пару месяцев экспозицию посетили десять тысяч человек, было принято решение развивать третье направление — VD Expo. На сегодняшний день у нас за плечами несколько выставок в России и Италии. Сейчас готовим два проекта, открытие которых планируется на конец 2019 года.

Наше четвертое начинание VintageDream Lab — самое молодое. Идея пришла давно: я хотела создавать новые вещи с винтажными элементами из новых тканей по актуальным лекалам на размер современной женщины. В планах сотрудничество с топовыми на сегодняшний день российскими брендами и создание совместных коллекций. Важно дать вторую жизнь рукотворным вещам и сохранить для будущих поколений историю моды.

 Вся эта деятельность отнимает очень много времени и сил, но оно того стоит. Ставки повысились: сегодня мы играем на четыре поля и знакомим с историей моды ХХ века не только коллекционеров и покупателей, но и широкую публику. Все это гармонично уживается, и я верю в то, что красота будет вечной.