15.12.2021

Если условно представить, что время в нашем человеческом понимании — это неделя: понедельник — «темные» пока для науки и спорные сотни тысяч лет до homo sapiens, вторник — наши два тысячелетия войн, революций, реформаций, прогрессов, взлетов и падений, открытий, поисков и потерь, то сейчас среда — довольно спокойная и благостная в сравнении с предыдущими днями. Мы любим вглядываться в тот мир, яростный и прекрасный, пугающий своей звериной жестокостью и притягивающий своей мощью и страстью, где обретались и рушились идеалы утопий и антиутопий. С одной стороны, и правда, время, в котором мы сейчас, благополучно, насыщено удобными гаджетами, почти не гремящее сполохами революций и войн. И до неба уже дотянулись, рукой подать до экскурсий, как на острова. И в то же время всё как-то зыбко и смутно, словно приподнялись на цыпочки, заглядывая за горизонт — вот-вот придет поезд с отправлением в светлое будущее, но ни названия его, ни номера вагона, ни время прибытия не знает никто. Все стремительно меняется, стираются привычные границы: происходит что-то новое с гендерами, с самоидентификацией, с национальностями, с географией. У современного общества нет желания продолжать дело старого мира. То, что мир получил в наследство от предыдущего поколения, устарело, еще не перейдя в собственность нового. Наследие зачастую воспринимается как обретение материального…

Array

Читать далее
Письмо редактора
Все новости